Форум » ЛИНКОР "НОВОРОССИЙСК" И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ЕГО ГИБЕЛИ. (Тема только одного корабля). » От адмирала до матроса: личности причастные к трагедии ЛК "Н" - Пархоменко » Ответить

От адмирала до матроса: личности причастные к трагедии ЛК "Н" - Пархоменко

Georg G-L:

Ответов - 265, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 All

Georg G-L: Zmey пишет: тут больше надо исследовать т.н. клановые (межличностные связи). Например - Горшков и Чурсин - однокурсники по училищу. А Намгаладзе кстати - инженер по образованию...

Georg G-L: Кстати: кто из руководства ЧФ не подвергся наказанию? Пархоменко, Кулаков, Уваров, Никольский, Галицкий, Зубков, Намгаладзе, начальник ВВС ЧФ - всех поснимали, даже Лобова, который командовал 50-й дивизией КР перевели. Кто отстался? Правильно - Чурсин, хотя и не начштаба, но 1-м замом командующего ЧФ, а потом и командующим. Не для того ли, чтобы обеспечить надежное прикрытие операции в плане сокрытия следов?

Zmey: Georg G-L пишет: обеспечить надежное прикрытие операции в плане сокрытия следов? Ну, например, капраз Яковлев был командиром мрпСпН ЧФ до 1957г. Уважаемый Georg G-L ! Если Вы любезно сформируете хотя бы две таблички (одну - по командованию, штабу и ключевым управлениям флота, вторую - конкретно по КЧФ), например, ПМСМ, в таком виде: (ВВУЗы, курсы и годы учебы я не добавлял) - то это позволит вскрыть многие горизонтальные и вертикальные связи не только руководителя нашего ВМФ в течение беспрецедентно долгого времени

Georg G-L: Zmey пишет: Если Вы любезно сформируете хотя бы две таблички после 26 июня...

Georg G-L: Zmey пишет: капраз Яковлев был командиром мрпСпН ЧФ до 1957г. так и Намгаладзе умер в 1957 г.

Zmey: Georg G-L пишет: Т.е. Горшков мог непосредственно поставить задачу Намгаладзе? Без его непосредствееного начальника - т.е. Чурсина? Уважаемый Georg G-L Специально для Вас - вот такой конспектик из личного «неопубликованного» (правда, для «зеленых»-сухопутчиков и 90х гг, но ПМСМ все нижеприведенное распространяется и на земноводных, подробности на 100% знать не могу да и не хочу.:)) Управление силами и средствами специальной разведки включает: ... принятие решения; постановку задач исполнителям; планирование и организацию выполнения боевых задач; ... практическую работу в частях и подразделениях по руководству непосредственной подготовки РГСпН к выполнению разведывательных и специальных задач в тылу противника и другие мероприятия (ст. 21 Руководство по боевому применению соединений, частей и подразделений СпН). Для решения этих задач в разведывательных управлениях (отделах) объединений в настоящее время имеются отделы или отделения специальной разведки, старшие офицеры по специальной разведке или специальной работе. Органами управления силами и средствами специальной разведки являются: ГРУ ГШ ВС РФ; отдел специальной разведки разведывательного управления штаба фронта (военного округа, флота); штаб соединения, части СпН; штаб отряда СпН. На командира и штаб бригады (ООСпН) возлагаются следующие задачи: ... планирование и организация боевой подготовки подразделений; выработка решения на боевое применение подразделений и оформление его на карте; доведение боевых задач до исполнителей; организация непосредственной подготовки подразделений к выполнению боевых задач в тылу противника и их вывод; руководство подразделениями при подготовке и в период выполнения задач; … Начальник разведки фронта (армии) является непосредственным организатором и руководителем специальной разведки. Исходя из решений командующего и начальника штаба по организации разведки, он принимает решение на выполнение поставленных задач и применение подчиненных ему соединений (частей), ставит им задачи. Для того, чтобы обеспечить параллельное планирование и предоставить больше времени на подготовку РГСпН, начальник разведки фронта (армии) может отдать командиру соединения СпН (отряда) предварительное боевое распоряжение, в котором указывается: к какому времени, когда, в каком объеме провести мероприятия подготовке бригады (отряда) к выполнению предстоящих задач; к какому времени , сколько и для каких задач подготовить РГСпН. После утверждения плана боевого применения сил и средств специальной разведки бригаде (отряду СпН) отдается от имени командующего и подписываются начальником штаба и начальником разведки объединения. … Командиры и начальники всех степеней обязаны немедленно принимать меры к пресечению нарушения мер конспирации, режима безопасности связи и правил скрытого управления. Руководство по боевому применению соединений, частей и подразделений специального назначения. М.: ГРУ ГШ ВС, 199** Инв. N C *** ЗЫ Но еще раз повторюсь — ПМСМ, БР 100% не было. Возможно проведение ночного (ночных) занятий РГ СпН по теме.

Georg G-L: Zmey пишет: Начальник разведки фронта (армии) является непосредственным организатором и руководителем специальной разведки. Исходя из решений командующего и начальника штаба Вот я и говорю - Намгаладзе формально должен был действовать исходя Zmey пишет: из решений командующего и начальника штаба особенно если приказ Zmey пишет: отдается от имени командующего и подписываются начальником штаба и начальником разведки объединения. Напомню что непосредственно накануне взрыва Чурсин находился в Балаклаве где руководил учениями ПЛ. В рамках этих учений ничто не мешало ему от имени Пархоменко отдать Намгаладзе приказ.

Zmey: Georg G-L пишет: В рамках этих учений ничто не мешало ему от имени Пархоменко отдать Намгаладзе приказ. Не, не так все просто. Это сейчас командующий ВДВ может поднять трубку и устно приказать бросить две РГ СпН 45го гв. орпСпН ВДВ загибать прокурорских. А если по правильному... Боевое распоряжение - это секретный документ, который приходит в шифровальный орган, так как секретность итд, итп., на основе распоряжения делается приказ, а уж из него выписка которую в принципе и можно показать группнику. А еще карты на задачу, групперу необходимо время для принятия решения + оперативный офицер для этой РГ СпН, снаряжение (те же ВСОН и МВУ) и многое другое. Пока оперативное дело на группу заведут, пока данные со всей группы соберут... Т.е. то, о чем я уже писАл ранее: Zmey пишет: в случае принятия официального решения на боевое применение группы СпН (или выполнение учебно-боевых задач) остается слишком много документов (распоряжения, приказы, схемы, планы, отчеты и т.д.) Конечно, на них можно вешать грифы ДСП, С, СС, однако растет круг так или иначе осведомленных людей. Единственный вариант задействования РГ СпН при минимальном количестве посвященных (Намгаладзе-Яковлев-группник) - это заговор и Zmey пишет: проводится, например, ночное занятие по отработке действий ОсОф РГ СпН с проникновением под водой в заданный район с использованием макетов МВУ — и без привлечения иных частей и подразделений, то в свой штаб предоставляется план-схема этих занятий, например в какой-нибудь там бухте Казачьей/Камышовой или любой другой (топонимы и тема занятий используются мной произвольно). И зачем об этом занятии ставить в известность штаб ЧФ, не говоря уже о вышестоящих? Под это группа получает снаряжение, ВСОН/ИДА и т. п. в том числе могла получить и заряды с маркировкой У

Georg G-L: Zmey пишет: Единственный вариант задействования РГ СпН при минимальном количестве посвященных (Намгаладзе-Яковлев-группник) - это заговор О чем и речь

Zmey: Тут один интересный документ нашел с фамилией начальника военно-морской разведки (вроде на форуме не встречал): ПИСЬМО ВЕТЕРАНОВ ВМФ ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК КПСС, ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА ОБОРОНЫ СССР М.С.ГОРБАЧЕВУ О ПЕРЕСМОТРЕ "ДЕЛА Н.Г. КУЗНЕЦОВА", ВОССТАНОВЛЕНИИ ЕМУ ЗВАНИЯ АДМИРАЛА ФЛОТА СОВЕТСКОГО СОЮЗА И УВЕКОВЕЧЕНИИ ЕГО ПАМЯТИ 29 января 1988 г. Уважаемый Михаил Сергеевич! Мы, старые члены Коммунистической партии, ветераны Великой Отечественной войны, доживающие свой век, убедительно просим Вас найти несколько минут времени, чтобы лично прочесть прилагаемое письмо. Оно ни в коей мере не вызывается интересами кого-либо из нас лично, но проникнуто глубокой душевной болью за поруганную светлую память кристально честного коммуниста, выдающегося советского флотоводца, гордости нашего родного флота - Николая Герасимовича КУЗНЕЦОВА. Память о нем должна быть достоянием истории народной. С глубоким уважением и твердой верой в справедливость, члены КПСС, ветераны Великой Отечественной войны и Военно-Морского Флота Г.И.Щедрин, Б.Н.Бобков, Д.А.Вершинин, Н.С.Фрумкин. ("Это ходатайство единодушно поддержали московские организации ветеранов Великой Отечественной войны - Северного, Балтийского, Черноморского, Тихоокеанского флотов и Амурской флотилии, а также ветераны войны в республиканской Испании. Такое же мнение высказала военно-морская секция Военно-научного общества при ЦДСА на обсуждении деятельности советских флотоводцев, состоявшемся в середине января 1988 года". - Автограф контр-адмирала в отставке Д.А.Вершинина на обороте копии письма (хранится в архиве семьи Н.Г.Кузнецова) - прим. ред.) Уважаемый Михаил Сергеевич! Мы, подписавшие это письмо, вторично обращаемся к Вам с убедительной просьбой вернуться к вопросу о восстановлении доброго имени Н.Г.Кузнецова, которого мы, как и громадное большинство знавших его военных моряков и советских людей, считали и считаем человеком исключительной честности, порядочности и высокой партийности. На наше первое обращение к Вам в начале 1987 года ни по одному из указанных нами трех адресов (тт. Щедрина, Бобкова, Вершинина) мы не получили ни письменного, ни даже телефонного ответа от кого-либо из работников ЦК и лишь от адмирала Героя Советского Союза В.И.Алексеева узнали, что ему, как одному из подписавших обращение, было сказано по телефону, что основной причиной отказа в нашем ходатайстве является катастрофа с линейным кораблем "Новороссийск", вину за которую Государственная комиссия, возглавляющаяся Заместителем Председателя Совета Министров СССР В.А.Малышевым, отнесла целиком за счет порочной служебной деятельности бывшего в то время Главнокомандующего ВМФ Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова. Мы считаем заключение Государственной комиссии, так же как и последовавшее затем постановление о снятии Н.Г.Кузнецова с должности Главнокомандующего ВМФ и снижение его в воинском звании с Адмирала Флота Советского Союза до вице-адмирала, несправедливым. Основания для подобного суждения следующие: Первой причиной катастрофы линейного корабля и гибели значительной части личного состава, как выяснилось в результате его подъёма и обследования, примерно через год после взрыва, вероятнее всего, мог быть подрыв на фашистской донной неконтактной мине, из числа поставленных гитлеровцами при оставлении Севастополя. Такое мнение сложилось, в частности, у бывшего командующего и члена Военного совета ЧФ адмирала флота В.А.Касатонова и вице-адмирала Н.А.Торика. Если разрушения корпуса причинены миной, то она оказалась единственной, сохранившей боеспособность в результате недостаточно полноценного траления бухты. Характеристики немецких неконтактных мин и районы постановок стали точно известны после войны всем союзникам, что же касается минирования акваторий морей, примыкавших к Советскому Союзу, то по этому вопросу имеется, кроме того, письменное показание, подписанное лично гросс-адмиралом Деницем на допросе, проведенном заместителем начальника разведывательного управления ВМФ полковником Н.С.Фрумкиным. Документы хранятся в Институте военной истории Министерства обороны. С окончанием Второй мировой войны на всех морях решением союзных государств было начато и произведено послевоенное траление минированных акваторий. Приказом советского командования работы осуществлялись на всех наших флотах. Ответственность за полноценность траления возлагалась на местное командование флотов и флотилий, и каждый очищенный от мин район моря (залив, бухта) только по их личному представлению объявлялся затем открытым для плавания (судоходства). Непременным условием для открытия для плавания каждого района моря являлась надежная очистка его от якорных и от донных неконтактных мин, подтверждавшаяся соответствующим представлением командования того или иного флота (флотилии). Траление всюду требовалось производить многочисленными галсами тральщиков с учетом гарантированного срабатывания установленных в минах приборов срочности и краткости взрывателей, а иногда и сбрасыванием глубинных бомб. Командующими Черноморским флотом были: с конца войны до 1948 года адмирал Н.Е.Басистый, с 1948 по 1951 год адмирал Ф.С.Октябрьский, с 1948 по 1951 год начальником штаба ЧФ был адмирал С.Г.Горшков, а затем с 1951 по 1955 год он же командующий флотом. При командовании перечисленных адмиралов было закончено траление, продолжавшееся длительное время, и по чьему из их ходатайств Севастопольская бухта была полностью открыта для плавания? - мы утверждать не можем, однако это легко выяснить по архивным документам. Одно совершенно ясно, что Н.Г.Кузнецов не мог в данном случае один и полностью отвечать за действия подчиненного начальника, доложившего об исполнении отданного ему, подлежавшего безусловному исполнению приказа. В момент подрыва корабля на мине Главнокомандующий ВМФ Н.Г.Кузнецов находился на излечении и, следовательно, никаких указаний или команд по спасению поврежденного корабля и его экипажа отдавать не мог. Если какие-либо распоряжения в этом плане и давались из Москвы, то они могли быть только распоряжениями С.Г.Горшкова, за несколько месяцев до дня катастрофы назначенного на должность Первого заместителя Главнокомандующего ВМФ, в связи с болезнью Н.Г. Кузнецова заменявшего его в то время. Меры по спасению подорвавшегося корабля и его экипажа, предпринятые на флоте местным командованием, оказались предельно безграмотными. В момент взрыва линкор стоял на бочке недалеко от берега и имел прогретые машины, так как недавно вернулся с моря. Ввиду серьезного повреждения корпуса и поступления большого количества воды через пробоину, что было очевидно по поведению корабля, его следовало без промедления продвинуть вплотную к берегу своим ходом или с помощью буксиров (берег был практически рядом) и посадить днищем на грунт, покрытый толстым слоем ила, чем надежно предотвратить последовавшее переворачивание линкора, приведшее к массовой гибели личного состава. Кроме того, по мере возрастания опасности следовало без проволочки снять с корабля весь личный состав, не участвовавший непосредственно в работах по спасению линкора и тем существенно сократить неоправданные потери людей. Суета и безграмотность действий местного командования в критической ситуации говорят о том, что личный состав ЧФ был плохо подготовлен к выполнению аварийно-спасательных работ и ответственность за это прежде всего несет командование данного флота, то есть лично С.Г.Горшков, являвшийся, как указано выше, с 1948 по 1955 год сначала начальником штаба, а затем командующим Черноморским флотом и лишь за несколько месяцев до катастрофы назначенный в Москву с повышением по должности. Состав Государственной комиссии, расследовавшей катастрофу, не известен полностью. Однако в отношениях ее председателя тов. Малышева, курировавшего работу Министерства судостроения, иногда на деловой основе возникали конфликтные ситуации с командованием ВМФ, и это не могло исключить известное влияние на окончательные итоги расследования. Условия, в которых протекала работа комиссии, могут быть легко представлены по доверительному рассказу члена комиссии контр адмирала, инженера, доктора технических наук, директора НИИ-1 Яковлева, сообщившего некоторые подробности одному из авторов данного письма Вершинину летом 1966 года. Он тогда сообщил, что С.Г.Горшков, крайне заинтересованное лицо, недавний командующий ЧФ и вступивший затем в должность Первого заместителя Главкома ВМФ, оказался, по существу, главным флотским консультантом председателя комиссии тов. Малышева, а на вопрос последнего - кто виновен в случившемся? - ответил, что виноват во всем не он, как бывший командующий и его недавние непосредственные подчиненные, умудрившиеся перевернуть корабль вверх дном и погубить сотни людей, а виновен во всех бедах его прямой начальник, Адмирал Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецов. Материалы комиссии т. Малышева рассматривались руководством страны, и тут следует обязательно учитывать, что отношения Н.Г.Кузнецова с Н.С.Хрущевым были также весьма натянутыми, так как Хрущев не только советовал, например, румынам, как возделывать кукурузу "квадратно-гнездовым способом", но и мнил себя непререкаемым авторитетом в любой области знаний, в том числе военного и военно-морского дела, считал, что нашему флоту, кроме ракет и подводных лодок, практически ничего не нужно, что крупные надводные корабли - это анахронизм, "плавающие гробы", и если они и нужны еще кому, то это американцам, поскольку им приходится плавать в океанах. По свидетельству тов. М.А.Суслова и Р.Я.Малиновского, докладывавших 15 октября 1964 года партийному активу МО об итогах пленума ЦК, состоявшегося 14.10.1964 года и отстранившего от руководства партией Хрущева, этот всезнайка безапелляционно настаивал на упразднении танков, утверждал, что отечественная военная авиация утратила свое значение, третировал признанных военных специалистов, называя их рутинерами, 10 лет тянул с утверждением плана строительства флота, но по совету своих ближайших консультантов Чаломея и работавшего с ним своего сына Сергея протаскивал на подводный флот, при активном пособничестве Главкома Горшкова, крылатые ракеты (к тому времени совершенно недоработанные). Однако все это говорилось активу только после отстранения Хрущева от власти, а Н.Г.Кузнецов, со свойственной ему прямотой и партийной принципиальностью, возражал Хрущеву без промедления, заявляя, что о том, какой стране нужен флот, в зависимости от задач, поставленных политиками, военно-морские специалисты лучше, без предвзятости, честно разберутся сами и дадут руководству оптимальные, с их точки зрения, предложений. Такое столкновение двух, принципиально различных точек зрения при не терпящем каких-либо возражений руководителе партии и государства, естественно, не могло не сказаться отрицательно на судьбе Кузнецова, а согласный с Хрущевым во всем, в том числе и с отрицанием необходимости иметь в составе флота крупные надводные корабли, надо думать, даже с его благословенного одобрения, Горшков приступил к ликвидации находившихся в строю и в достройке крейсеров (в Северодвинске, например, один новенький крейсер имел, по словам ныне покойного бывшего командующего КСФ адмирала А.Т.Чабаненко, готовность более 90 процентов, несмотря на его протестующие представления Главкому и недоумение рабочих за вода, был прекращен строительством и уничтожен). Такая позиция, занятая Горшковым, помогала ему снискать полное благоволение Хрущева и окончательно утвердиться на посту Главнокомандующего ВМФ. Напомним попутно, что все это происходило тогда, когда американцы, например, свои крупные артиллерийские корабли времен Второй мировой войны ставили в резерв, затем (с развитием техники) модернизировали их и часть артиллерийских башен заменили ракетными установками, руководствуясь не конъюнктурными соображениями, а здравым смыслом и бережным отношением к государственному добру. Разжалование и снятие с занимаемой должности коснулось в Москве не только Н.Г.Кузнецова. Одновременно был снят с должности и понижен в звании до контр-адмирала и член Военного совета - начальник политического управления ВМФ адмирал Семен Егорович Захаров. Однако в дальнейшем этот человек, нагло оболгавший в 30-е годы замечательного коммуниста, признанного вожака комсомола - секретаря ЦК ВЛКСМ А.В.Косарева, которого он, безусловно, прекрасно знал только с хорошей стороны, так как раньше сам работал с ним в ЦК комсомола, приклеивший Косареву ярлык и фашистского прихвостня (стенографический отчет 18 съезда партии и речь на нем клеветника Захарова), со временем, усилиями неизвестных нам "доброжелателей", постепенно не только вернул себе полностью адмиральское звание, но и был за "особые заслуги" перед партией и народом награжден ко дню 70- и 80-летия орденами Октябрьской революции и Красной Звезды. Вторым возможным источником катастрофы, как следует из документов Н.Г.Кузнецова, которые он пытался доложить Государственной комиссии (копия его соображений прилагается), могла явиться акция итальянских подводных диверсантов, не пожелавших примириться с мыслями, что линейный корабль их флота "Чезаре", переданный по репарациям Советскому Союзу, находился в составе ЧФ и назван "Новороссийском". Опыт проведения подобных акций у итальянцев был. Так, например, в декабре 1941 года они проникли в порт Александрия, где с помощью управляемых пловцами торпед взорвали и вывели из строя до конца войны два английских линкора. Соответствующий по смыслу предостережениям Н.Г.Кузнецова о возможном источнике взрыва, но составленный совершенно независимо от его мнения обстоятельный, аналитический доклад бывшего в то время начальника разведки Военно-Морского Флота контр-адмирала Бобкова, доложенный ВрИО начальника штаба ВМФ вице-адмиралом И.Д.Елисеевым Главкому ВМФ Горшкову, был немедленно возвращен последним с приказанием никакого хода документу не давать и срочно его уничтожить. Как развивались события в связи с докладом, кто взял на себя вину за прекращение элементарных защитных мер Севастопольской бухты в темное время суток и в какие условия был поставлен начальник разведки? - видно из приложенного материала, подписанного контр-адмиралом в отставке Бобковым. Здесь важно отметить, что взрыв боевого зарядного отделения итальянской торпеды (300 кг взрывчатки) способен был нанести корпусу "Новороссийска" не меньше разрушения, чем взрыв немецкой донной неконтактной мины, и трудно сказать, что именно взорвалось под линкором. Однако и в данном случае ставить катастрофу в вину только Н.Г.Кузнецову, игнорируя все другие обстоятельства, совершенно нет никаких оснований. Вопрос о восстановлении Н.Г.Кузнецова в прежнем, честно заслуженном им воинском звании, ставился перед руководством его сослуживцами, военными моряками, индивидуально и группами, знавшими своего Главкома, ставился при жизни Николая Герасимовича, посмертно бессчетное число раз. Писали, в частности, адмиралы Бобков, Владимирский, Виноградов, Шибаев, Чабаненко, Холостяков, генерал Хренов и многие другие. Еще в бытность Министром обороны маршал Р.Я.Малиновский запрашивал мнение Военного совета ВМФ по этому поводу. Однако заседание Военного совета не состоялось, но отрицательный ответ от высокого органа был дан за подписями Главкома и члена Военного совета - начальника политического управления Гришанова. Факт последнего решения может быть подтвержден адмиралом флота В.А.Касатоновым. И это не удивительно потому, что С.Г.Горшков - главная действующая фигура, наверное, единственный на флоте человек, который по одному ему известным причинам всегда противился восстановлению доброго имени Кузнецова, хотя именно Николай Герасимович не один раз проявлял к нему доброжелательность и даже заступничество. Заканчивая письмо, мы убедительно просим Вас, Михаил Сергеевич, еще раз вернуться к поднятому нами вопросу и поручить компетентным специалистам всесторонне, без предвзятостей, строго по-партийному, разобраться в случившемся с Н.Г.Кузнецовым, снять его. Как мы твердо уверены, необходимо убрать все наносное, конъюнктурное и вернуть советскому народу, флоту его доброе имя принципиального, честного, не запятнавшего ни словом, ни делом высокое звание коммуниста, выдающегося флотоводца, гордости нашей великой страны и увековечить его имя в памяти народной. Этого требует историческая правда и восстановление справедливости. Мы допускаем, что в отдельных деталях письма мы не вполне точны - времени прошло много, но за принципиальную правду его ручаемся своей партийной совестью и несем за него безусловную ответственность. Убедительно просим Вас не привлекать к рассмотрению поднятого нами вопроса любого из старых работников адмотдела ЦК, которые и в наши дни способны горой стоять за свои застарелые конъюнктурные стереотипы и защищать тем самым "честь своего мундира". С глубоким уважением: Ветераны Великой Отечественной войны и Военно-Морского Флота Член КПСС с 1939 года, Герой Советского Союза, вице-адмирал в отставке Г.И.Щедрин Член КПСС с 1931 года, контр-адмирал в отставке Б.Н.Бобков Член КПСС с 1941 года, контр-адмирал в отставке Д.А.Вершинин Член КПСС с 1927 года, полковник в отставке Н.С.Фрумкин

Georg G-L: Zmey пишет: вице-адмирала Н.А.Торика Вот что интересно. После снятия Кулакова ЧВС ЧФ был назначен генерал-лейтенант Быстриков Григорий Федорович. Но он пробыл в этой должности всего год и четыре месяца и уже в апреле 1957 г. оказался в запасе в возрасте 55 лет. Торик Николай Антонович был назначен начальником ПУ ЧФ одновременно с Быстриковым, и в апреле 1957 г. сменил его в должности ЧВС благополучно прослужив до февраля 1966 года. Кстати умер аж в 1999 году.

Georg G-L: Zmey пишет: Семен Егорович Захаров тот еще "деятель". Zmey пишет: (копия его соображений прилагается Zmey пишет: видно из приложенного материала, подписанного контр-адмиралом в отставке Бобковым. а где эти приложения?

Zmey: Georg G-L пишет: а где эти приложения? Ищу, "рядом" с этим письмом их не было

Georg G-L: Еще раз проанализировал биографии адмиралов, так или иначе связанных с катастрофой. Соображения изложу позже но получается интересная картина. Жаль нет биографий тех кто до адмирала недослужился...

Georg G-L: Вот еще одна интересная личность. Московенко Владимир Ионович (1910-?) - полковник (1943). С января 1941 г. - временно исполняющий обязанности начальника 1-го отделения Особого отдела НКВД Киев-ского Особого военного округа. В феврале 1941 г. откомандирован в распоряжение 3-го Управления НКВМФ. С августа 1941 г. — начальник 3-го отдела Беломорской военной флоти-лии, с 1942 г. — начальник Особого отдела НКВД Беломорской военной флотилии. С июля 1943 г. — начальник ОКР «Смерш» Беломорской военной флотилии. С февраля 1944 г. — начальник ОКР «Смерш» Кронштадтского морского оборонительного района КБФ. С нояб-ря 1944 г. — заместитель начальника ОКР «Смерш» КБФ, затем Северного Балтийского флота. С июня 1947 г. — начальник ОКР МГБ 8-го Военно-морского флота. С января 1949 г - начальник ОКР МГБ 5-го Военно-морского флота. С сентября 1952 г. — заместитель начальника УКР МГБ Московского военного округа. С мая 1954 г. — начальник Особого от-дела КГБ при СМ СССР по Черноморскому флоту. Приказом КГБ при СМ СССР № 265 от 4 июля 1958 г. уволен из органов госбезопасности по служебному несоответствию.



полная версия страницы