Форум » ЛИНКОР "НОВОРОССИЙСК" И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ЕГО ГИБЕЛИ. (Тема только одного корабля). » Библиография по "Новороссийску" » Ответить

Библиография по "Новороссийску"

Steve: Вся известная нам литература по линкору НОВОРОССИЙСК.

Ответов - 110, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Georg G-L: вот что пишет в своих воспоминаниях изданных кстати в 1991 г. адмирал В. и. Платонов: Осенью 1955 г. на Черноморском флоте произошла трагедия. 29 октября в четыре часа ночи меня вызвал первый заместитель главкома адмирал С. Г. Горшков. В кабинете у него я застал заместителя главкома по вооружению вице-адмирала Н. И. Виноградова. Сергей Георгиевич рассказал нам, что в Севастополе на рейде погиб линкор «Новороссийск» в результате сильного взрыва, видимо, артиллерийского погреба в районе носовой орудийной башни. — Вам надлежит, — сказал С. Г. Горшков, — немедленно вылететь в Севастополь и предварительно, до прибытия правительственной комиссии, расследовать причины катастрофы. Когда мы прибыли в Северную бухту, к месту гибели «Новороссийска», то на поверхности были видны киль и часть днища корабля, еще раздавались удары в корпус, свидетельствующие о том, что моряки, оказавшиеся в стальном плену, живы. Вскоре прибыла правительственная комиссия во главе с заместителем Председателя Совета Министров СССР В. А. Малышевым, которая привлекла к своей работе вице-адмирала Н. И. Виноградова и меня. После обследования аварийного корабля водолазами и опроса очевидцев было выявлено: в корпусе пробоина площадью около 48 квадратных метров, пробиты второе дно, нижняя батарейная, карапасная и жилая палубы. В результате взрыва большое количество ила было вынесено на верхнюю палубу. Наиболее вероятной причиной таких разрушений мог быть только взрыв донной мины, которыми немецко-фашистские захватчики забросали Севастопольскую бухту. Но ведь акваторию бухты и тралили, и осматривали водолазы, и она считалась безопасной от мин. Все это так. Но предположим, что часовой механизм — основа приборов срочности и кратности мины — при ее постановке остановился по каким-то причинам. Следовательно, мина лежала до поры до времени и не представляла собой угрозы. Но стоило якорем или якорь-цепью пошевелить ее, и часы заработали. Прибор срочности сработал, привел мину в боевое положение и подключил прибор кратности. После отработки заданного количества импульсов, то есть проходов корабля над миной, последовал взрыв. Мне, бывшему флагманскому минеру, никогда еще не доводилось видеть результаты столь сильного взрыва. Очевидно, по роковому стечению обстоятельств мина лежала взрывателем вверх и взрыв приобрел кумулятивный характер. Кроме того, сила взрывной волны максимальна, если слой воды составляет семь метров, а под килем линкора была именно такая глубина. У командира корабля было два возможных варианта спасения линкора: предотвратить распространение воды внутри корабля на плаву или выброситься на мель. В борьбе с водой было создано семь рубежей обороны, но они рушились один за другим под ее всесокрушающим напором. А принятое вскоре решение отбуксировать плавучую крепость на мелководье оказалось запоздалым: уткнувшийся рваным носом в ил корабль не могли сдвинуть наличные буксирные средства. Через час сорок минут «Новороссийск» перевернулся и затонул. Причинами трагедии в Севастопольской бухте были и несовершенство конструкции старого итальянского линкора, обеспечивавшей герметичность корпуса только ниже ватерлинии, и организационная неразбериха, вызванная попыткой начальника штаба эскадры, а затем и Военного совета флота руководить борьбой за живучесть, и, кроме того, беспечность, выразившаяся в одновременном отсутствии командира корабля и командира электромеханической боевой части, то есть лиц, наиболее подготовленных к борьбе за спасение корабля, и боязнь отдельных должностных лиц принять ответственное решение о выбросе корабля на берег. Кстати говоря, в экстремальных условиях психологический фактор играет не последнюю роль. Бытующая практика иерархической ответственности, когда наказывают всех снизу доверху, иногда минуя непосредственного виновника, чаще всего приводит к тому, что младшие стремятся спрятаться за спину старших в сложной ситуации, а старших тянет подменить непосредственных ответственных их начальниками. В итоге люди, хорошо знающие конкретную технику, отстраняются от руководства, а лица, знающие ее поверхностно, скорее, не помогают, а мешают принятию правильных решений. Командующему флотом вице-адмиралу В. А. Пархоменко, возглавившему руководство спасением корабля, было известно, что корпус линкора и его конструкции ветхи, что распространение воды нарастает с угрожающей быстротой и соответственно катастрофически увеличивается крен. Нужно было принимать решение о посадке на мель, но это влекло за собой неминуемую поломку винтов, погиб гребных валов. Как потом докажешь, что решение выбросить корабль на берег, влекущее за собой ремонт стоимостью несколько миллионов рублей, было единственно верным? Такие сомнения терзали членов Военного совета. Начав же массовый своз личного состава на берег, боялись поднять панику на корабле. В этих условиях гибель линкора была неизбежной. При разборе обстоятельств катастрофы правительственная комиссия задала нам, руководящим должностным лицам, вопрос: почему мы считаем, что командующий флотом лучше справится с задачей спасения тонущего корабля, нежели сам командир корабля? Кто может знать корабль лучше его командира? Справедливости рада следует сказать, что за гибель линейного корабля и 603 человек непосредственных виновников не судили. Министр обороны Маршал Советского Союза Г. К. Жуков считал, что жертвы и без того большие. Командующего флотом, члена Военного совета, начальника штаба флота, командира корабля понизили в воинском звании на одну ступень и отстранили от занимаемых должностей. Судили «стрелочника». Им оказался командир Охраны водного района, которому поставили в вину то, что не были закрыты боновые ворота на входе в Севастопольскую бухту, поскольку не исключалась возможность подрыва корабля в результате диверсии. Организацией погребения погибших, руководил член Военного совета флота вице-адмирал Н. М. Кулаков, тяжело переживавший трагедию. Позже мне приходилось слышать мнение, что вот, дескать, повезло С. Г. Горшкову, задержишь он в должности командующего Черноморским флотом всего на три месяца, и за катастрофу пришлось бы отвечать ему. А я уверен, что, случись при этом быть С. Г. Горшкову, он не допустил бы ни гибели корабля, ни таких больших жертв. У него достаточно было смелости, воли и таланта.

Евгений Никитенко: Georg G-L пишет: А я уверен, что, случись при этом быть С. Г. Горшкову, он не допустил бы ни гибели корабля, ни таких больших жертв. У него достаточно было смелости, воли и таланта. Да уж... Так бы сказал известный литературный герой. Хотя разумеется это не цитата самого ув. Георга.

Georg G-L: Евгений Никитенко пишет: Хотя разумеется это не цитата самого ув. Георга. В мемуариях Платонова (как никак обиженного снятием в 1952 г. с должности командующего СФ, причем судя по всему по настоянию Кузнецова) интересно несколько обстоятельств. 1. Горшков в Москве знал что ЛК погиб в 4 часа утра. Напомним, что нач-к ОУ штаба ЧФ капитан 1 ранга Овчаров по телефону ВЧ доложил оперативному дежурному ГШ ВМФ о происшедшем на ЛК только в 02.38 - через 1 час 7 мин после взрыва. А линкор перевернулся в 4.15. Либо Платонов путает, либо Горшков получал инф-ю напрямую, не через ОУ ГШ - Сергеева, и не через нач-ка ГШ ВМФ Фокина. Хотя тот же Фокин в итоге окажется в Севастополе 7 ноября, но его так и не познакомят с Докладом Правительственной комиссии, а только с выводами. Андреева назначенного ио командующево ЧФ быстро заменять Касатоновым,. 2. Горшков вызвал к себе 2-х человек - Виноградова и Платонова. 1-й на тот момент зам главкома и начальник вооружения и судоремонта ВМФ (заметим, что ВМУ им. Фрунзе закончил на год раньше Горшкова, и на ЧФ служил только в 1930-33). 2-й - начальник Управления боевой подготовки ВМФ (на ЧФ отметился только в 1923-28 гг.). Этих двух адмиралов Горшков посылает в Севастополь чтобы они начали расследование ДО прибытия Правительственной комиссии. Однако Коржавин пишет, что Платонова, вместе с Чиликиным в Севастополь вызвал Малышев, и Платонов участвовал в формировании экспертных комиссий представляя их состав Малышеву. Что делал в Севастополе Виноградов (не оставивий кстати воспоминаний о послевоенной службе) - неясно. Также в Севастополь помимо Кузнецова прибыли начальник политического управления ВМФ контр-адмирал А. В. Комаров и начальник аварийно-спасательной службы ВМФ инженер-вице-адмирал А. А Фролов. Видимо изначально планировалась комиссия от ВМФ. 3. Горшков в Москве предполагал взыв артиллерийского погреба. Это довод в пользу того, что он получал информацию напрямую с ЧФ. 4. И наконец замечание Платонова: "Мне, бывшему флагманскому минеру, никогда еще не доводилось видеть результаты столь сильного взрыва".

Zmey: Georg G-L пишет: И наконец замечание Платонова: "Мне, бывшему флагманскому минеру, никогда еще не доводилось видеть результаты столь сильного взрыва". А где и кем Платонов был во время ВОВ ? Вопрос интересный, потому что вот эта его фраза Очевидно, по роковому стечению обстоятельств мина лежала взрывателем вверх и взрыв приобрел кумулятивный характер. Кроме того, сила взрывной волны максимальна, если слой воды составляет семь метров, а под килем линкора была именно такая глубина. наводит на мысли либо о некомпетентности его как минёра, либо о том, что Платонов лукавит (подгоняет решение задачи под известный ответ).

Georg G-L: Zmey пишет: А где и кем Платонов был во время ВОВ ? Флагманский минер штаба СВФ (08.1933-05.1937), штаба СФ (05.1937-05.1938), начальник ОБП штаба (05.1938-01.1939), помощник начальника штаба (1-10.1939) СФ. Командир ОВРа ГБ СФ (10.1939-05.1944). Участник советско-финляндской и Великой Отечественной войны. Контр-адмирал (3.01.1942), начальник штаба СФ (05.1944-08.1946), ио командующего СФ (08.1944), вице-адмирал (5.11.1944), командующий СФ (08.1946-04.1952). Как ком-р ОВРа он отвечал в том чмсле и за траление Кольского залива. Zmey пишет: либо о том, что Платонов лукавит там такое ощущение, что это компиляция из самых разных источников в попытке свести воедино - и нашим и вашим. Но некоторые моменты которые я выделил - интересны. Несомненно, что первичное впечатление у Платонова зафиксировано - он как минер таких взрывов не видел. Кстати совпадает с показаниями Никитенко и рядо других участников трагедии, приведенными у Коржавина. Все остальное так сказать послезнание

Zmey: Georg G-L пишет: первичное впечатление у Платонова зафиксировано - он как минер таких взрывов не видел. А где б он такие взрывы видел на СФ ? Там за годы войны на минах потеряны всего три корабля, из этих трех - один предположительно, просто записали СКР-11 на мину. И все три - бывшие рыболовные траулеры.

Steve: Georg G-L пишет: в результате сильного взрыва, видимо, артиллерийского погреба в районе носовой орудийной башни. Georg G-L пишет: Горшков в Москве предполагал взыв артиллерийского погреба. Это довод в пользу того, что он получал информацию напрямую с ЧФ. Получается что в Москве узнали в подробностях... Или всё-таки "прицел" был на носовые погреба ГК...

VAS63: Steve пишет: Или всё-таки "прицел" был на носовые погреба ГК... И ты Брут Вы Стив... Я думал, эта зараза конспирологии уже выветрилась хотя бы отсюда

Steve: VAS63 пишет: И ты Брут Вы Стив... Я думал, эта зараза конспирологии уже выветрилась хотя бы отсюда Забыл вот такой смайлик поставить... как бы не в тему он тут. А всё же получается что место взрыва в Москве знали раньше, чем комиссия Малышева была собрана.

Борисыч: Steve пишет: А всё же получается что место взрыва в Москве знали раньше, чем комиссия Малышева была собрана. Это должно было иметь место (знание о месте взрыва) во время первого же доклада из Севастополя в ГШ...

VAS63: Steve пишет: Забыл вот такой смайлик поставить... Понял, а то я уже испугался Steve пишет: А всё же получается что место взрыва в Москве знали раньше, чем комиссия Малышева была собрана. Во-первых, могли разу доложить район взрыва. Во-вторых и скорее всего - это наложения одних воспоминаний участников на другие, более ранние, когда трудно определить, что узнал раньше, что - позже. Вообще, как уже неоднократно писано, воспоминания - наименее достоверный вид информации.

Steve: VAS63 пишет: Во-первых, могли разу доложить район взрыва. Во-вторых и скорее всего - это наложения одних воспоминаний участников на другие, более ранние, когда трудно определить, что узнал раньше, что - позже. Вообще, как уже неоднократно писано, воспоминания - наименее достоверный вид информации. Чтобы доложить, должны были не только ЗНАТЬ, но и взять на себя ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за свой доклад. Впрочем, возможно что про "носовой", никто не сказал, а это послезнание при воспоминаниях о происходившем.

Борисыч: Steve пишет: но и взять на себя ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за свой доклад. кстати, он, ПЕРВЫЙ, вполне мог быть и "неофициальным" личным звонком... С учетом того, что Горшков только что прибыл с ЧМ и там осталась масса его сослуживцев и, скорее всего, друзей...

Georg G-L: Борисыч пишет: из Севастополя в ГШ... ГШ это Фокин и Сергеев (первый начальник ГШ, второй - начальник Оперативного управления). Но Горшков вызывает вовсе не их а Виноградова (это объянимо - он зам ГК по вооружению и судоремонту, и при этом - подводник), но при чем тут Платонов? Georg G-L пишет: нач-к ОУ штаба ЧФ капитан 1 ранга Овчаров по телефону ВЧ доложил оперативному дежурному ГШ ВМФ о происшедшем на ЛК только в 02.38 Надо посмотреть кто был оперативным дежурным ГШ и кого он оповестил...

VAS63: Georg G-L пишет: но при чем тут Платонов Ну Платонов может в своих воспоминаниях просто набивать себе цену, преувеличивать свою значимость, что с ним чуть не первым советовались. Обычное дело



полная версия страницы