Форум » ОТ ПАРУСА ДО АВИАНОСЦА (От незапамятных времён до наших дней). » Пар и таран - союза крепче нет? » Ответить

Пар и таран - союза крепче нет?

GromoBoy: Имею вопрос к сообществу. Как полагают уважаемые коллеги, было ли возрождение таранной тактики непременным следствием появления паровых кораблей, способных маневрировать независимо от и невзирая на? Или без американских баталий тарана могло бы и не быть? Ну или он не был бы так широко распространён.

Ответов - 10

Викинг: скорее, следствием появления временно непробиваемой артиллерией брони.

Оппортунист: Броня - таки да. Но именно наличие парового привода сделало таран технически реальным и тактически осмысленным. А опыт американских баталий - не более чем нюансы, ничего принципиально он не изменил. Пример - безусловно, но не более.

GromoBoy: Викинг пишет: скорее, следствием появления временно непробиваемой артиллерией брони. Думается, когда строили "Мерримак", броненосцев было не очень много, чтоб не сказать совсем мало

GromoBoy: Оппортунист пишет: Броня - таки да. Но именно наличие парового привода сделало таран технически реальным и тактически осмысленным. А опыт американских баталий - не более чем нюансы, ничего принципиально он не изменил. Пример - безусловно, но не более. То есть, по-вашему, тарану быть в любом случае?

Викинг: GromoBoy пишет: когда строили "Мерримак", броненосцев было не очень много, чтоб не сказать совсем мало может быть именно поэтому его строили как фрегат. А в броненосный таран перестроили когда он сгорел по ватерлинию и затея эта была, как помнится, искл из-за дефицита кораблей у южан.

Zmey: Мысли вслух. В древности таран ПМСМ служил не столько для утопления супостата, сколько для облегчения абордажа (сцепиться и перекинуть штурмовой мостик). В эпоху паруса таран не прижился по простой причине - попробуй сойтись и пробить 40-50см дуба на мускульной силе (галеры и др.) или силе ветра. Наступила эпоха пара и вот - очередная попытка воплотить идею супероружия (оно же вундервафля): один удар (в данном случае - тарана) и враг повержен без всяких там артиллерийских дуэлей. Идеи нанесения удара противнику ниже ВЛ витали в воздухе (ЕМНИП, достаточно вспомнить прожекты Фултона, Кольза и др., а еще сравнить дату дебюта тарана в 1862 и даты закладок броненосцев и крейсеров уже с таранами в Европе), но первыми их осуществили конфедераты. Т.е. имеем налицо попытку получить качественное превосходство (непробиваемая броня + таран) при отставании в количестве. В итоге - эффектный дебют "Мерримака" в бою против небронированных кораблей. Ситуация усугубилась тем, что на тот момент в извечном противостоянии брони и снаряда временно побеждала броня в сочетании с низкой скорострельностью орудий ГК. А далее была Лисса, которая только закрепила и сделала всеобщей моду на таран. ну а потом все как-то пропустили момент, когда артиллерия сделала уже невозможным сближение для таранного удара и шпирон превращается в оружие последнего шанса (например, бой в Желтом море РЯВ). Место тарана заняла торпеда. Так что цепочка "однозначно"(с) : паровая машина - таран - доминирование брони над снарядом - всеобщее распространение благодаря нескольким боевым эпизодам. Не соорудили бы конфедераты - были еще цесарцы, лягушатники и "родина слонов"(с). И бедолага Пратт:) Все, кидайте тапками.

GromoBoy: Zmey пишет: В древности таран ПМСМ служил не столько для утопления супостата, сколько для облегчения абордажа (сцепиться и перекинуть штурмовой мостик). До римлян всё-таки больше для потопления. Это ромеи, до того сугубо сухопутные бойцы, мостик сделали, чтоб в рукопашку биться. В общем, наверное, соглашусь, тарану быть в любом случае...

Antoine: Мне думается, что "возрождение таранной тактики" -- это сказано слишком сильно. Скорее можно говорить о метаниях вокруг таранной тактики -- суета вокруг тарана, если перефразировать братьев Стругацких. У первой французской четверки форштевень был прямой. У британских "Уорриора" и "Блэк Принца" -- вообще вполне фрегатский. Впервые таранный форштевень появился на "Мадженте" и "Сольферино" и надолго вошел в моду во французском флоте. Делалось это не столько ради тарана, а скорее для обеспечения большего запаса плавучести в носу без увеличения веса. Тем не менее возможность нанесения таранного удара появилась и те же англичане начали отвечать ("Дефенс" и "Резистенс"). Естественно речь шла не более как о возможности, а никак не о таранной тактике, поскольку все эти броненосцы были вполне батарейными. А вот "Вирджиния" ("Мерримак") несла вполне себе специальный чугунный таран. (Вообще это был во многом новаторский корабль -- хотя и не от хорошей жизни.) И естественно использование как артиллерии, так и тарана против деревянных кораблей оказалось достаточным для определенных тактических задумок. Дальнейший вклад в таранную тактику внес, как это ни странно, оппонент "Вирджинии" -- "Монитор" с его возможностью сосредоточения огня крупной артиллерии в любом направлении. Таким образом броненосец получил возможность без ущерба для своей огневой мощи действовать вне линейного строя и, в частности, быть нацеленным на таранный удар. Именно по опыту Гражданской войны был построен "Аффондаторе" -- броненосный таран (Ariete corazzato). Интересно, что при Лиссе Персано, пересев на "Аффондаторе", не поставил его в общую линии, а оставил ему свободу маневра. Я думаю здесь не стоит обсуждать командирские качества Персано, а также вопрос, почему он не стал таранить "Кайзер", хотя имел для этого прекрасную возможность. Поговорим лучше немного о Лиссе. Если Персано, корабли которого несли отличные армстронговские пушки, намеревался сражаться кильватерной колонной, то у Тегегофа ситуация была другой. Его корабли обладали посредственной артиллерией и в линейном бою особых шансов не имели. Отсюда строй клина, сосредоточение огня и "Таранить все серое". Впрочем, протаранить удалось лишь одно "серое" и то после долгого тыканья. Тем не менее для многих (хотя и не для всех) единственный удачный таранный удар при Лиссе стал основанием расценивать таран как главное оружие корабля. Коломб писал в статье "Уроки Лиссы": "Мощь нового оружия доказана окончательно, и невозможно сомневаться в его практической ценности. Подъём оценки тарана за рубежом является одним из самых замечательных событий нашего века. Начиная от первых высказываний нашего доблестного адмирала флота, сэра Джорджа Сарториуса, тараном увлекались без его изучения все флоты, за исключением, насколько я знаю, России. Когда я здесь же в 1865 году читал свой труд по современной военно-морской тактике, и признал свою полную приверженность взглядам сэра Джорджа Сарториуса, мнение английских морских специалистов оставалось скептическим. Адмирал Бутаков хорошо написал о морской тактике, но нигде не выразил убеждения, что таран станет основой тактики в будущем, хотя как проницательный и беспристрастный исследователь, он не смог не упомянуть о его растущей важности. Во Франции система тактики полностью основывалась на положении о непревзойденном превосходстве орудия, и имелся лишь слабый проблеск идеи о том, что прежняя линия баталии близка к тому, чтобы утратить своё значение. Как же всё теперь изменилось! Адмирал Бутаков разработал вопросы таранной тактики в той степени, в которой мы и не пытались, и Россия основывает свою будущую тактику флота на том принципе, что таран является единственным стоящим орудием борьбы на море. Франция отодвинула свою прежнюю тактическую доктрину на задний план, твёрдо уверовав, что тарана, и только тарана следует бояться теперь и впредь." Несколько иначе смотрел на это вопрос адмирал Уорден: "К вопросу тарана я подхожу с большой осторожностью. Он скорее существует принципиально в области теории. Я не из тех, кто полагает, что в будущей морской войне таранный удар перевесит ценность артиллерии, как способа атаки; но я твёрдо убежден, что он будет играть очень важную и заметную роль во всех морских боях будущего. Возможно, что исход некоторых сражений решат независимые и активные действия отдельных командиров кораблей, использовавших удачный момент и выгодную ситуацию для того, чтобы нанести противнику роковой удар с большой скорости. Ясно как день, что пока корабль на ходу, пока он всецело контролируется командиром и может в любой момент увеличить скорость, его нельзя принудить к тому, что мы называем словом "протаранить"; по нему нельзя даже толком нанести удар, пока он обладает пространством для манёвра и надёжно управляется." Эти дебаты попали на очень непростой в кораблестроении период -- между батарейными броненосцами и эскадренными. И конечно внесли немало сумятицы как в тактические воззрения, так и в проекты кораблей. Прежде всего это выразилось в появлении треугольного шпирона у башенных кораблей. А дальше -- больше: тенденция усилить носовой огонь для последующего таранного удара приводит к попыткам использования главной артиллерии во всех направлениях. Да при этом еще и крупнокалиберные пушки становятся тоже оружием одного удара -- уж если попал, так наповал. Это "Дуилио", "Инфлексибл" и т. п. (Хотя стоит заметить, что те же французы в своем броненосном кораблестроении были довольно-таки последовательны, и таранные идеи у них не превалировали.) Тем не менее как морякам, так и строителям зачастую было ясно, что таран есть оружие скорее добивания и поразить противника на ходу (да еще при этом самому не потерять боеспособность) -- это что-то из области фантастики или невероятного везенья. И действительно, "Вирджиния" таранила стоящий на якоре "Камберленд", а "Эрцгерцог Фердинанд Макс" -- потерявший ход "Ре д'Италия". Все остальные попытки таранить противника успеха не имели. Неугомонных англичан это сподвигло на идею таранить противника в его собственных гаванях. Так появился совершенно неудачный "Глаттон". Попытки создать "эскадренный таран" (по следам итальянского "Аффондаторе") тоже ничего хорошего не дали: "Хотспур" и "Руперт" рассматривались моряками как довольно-таки посредственные башенные корабли. Англичан почему-то вообще идея тарана никак не могла отпустить. Стали придумывать "эскадренный миноносец", так мало им было собственно миноносных метаний, решили и сюда внедрить таран. Получился "Полифемус" -- бесценный корабль для пробивания бонов (правда в своих гаванях -- на чужих его так и не опробовали). А вот развитие торпед породило мысль сделать таран продолжением торпедного выстрела. Отсюда бесполезные штевневые аппараты. Ну а пока суть да дело, артиллерия не стояла на месте, дистанции боя увеличились со всеми истекающими отсюда последствиями. Шпироны исчезли, таранный форштевень стал скорее конструктивной особенностью, нежели основным оружием. Но это уже совсем другая история.

Antoine: Кстати, а не перенести ли данную тему сюда: http://kreiser.unoforum.ru/?0-2 ?

Оппортунист: В сочетании с паровой машиной таранная тактика возникла бы в любом случае. Малоэффективность артиллерии заставляет искать что-то новое. Независимый от ветра паровой корабль на абордаж взять нереально. А вот протаранить - вполне. Тем более, что скорость парового корабля уже не зависит ни от чего, кроме состояния его техники и маневрирование - тоже, кстати. Выскажу крамольную мысль, что даже без брони и, соответственно, с "работающей" артиллерией таран нашел бы применение. Именно как оружие "одним ударом и наповал". Повторю мысль, что неважно кто именно первым опробовал бы оружие в новой ипостаси. Это вторично и (может быть) случайно.



полная версия страницы