Форум » ЯПОНО - РУССКАЯ ВОЙНА. » МПВ II ("Мир Прорвавшегося "Варяга"-2) (продолжение) » Ответить

МПВ II ("Мир Прорвавшегося "Варяга"-2) (продолжение)

Борисыч: МПВ II ("Мир Прорвавшегося "Варяга"-2) Ссылки: Форум Мир Варяга победителя 2 (МПВ-2) http://variag-cruiser-world.ru/forum/ Так же текст и обсуждение на моей страничке на Самиздате http://samlib.ru/c/chernow_aleksandr_borisowich/odissejawarjaga.shtml

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 All

Борисыч: варяг пишет: Был один уже такой англо-японский договор. И ? И... Ни одна Держава на помощь РИ не выступила. Черногория за Державу НИКЕМ не считалась. Токио даже не делал по этому поводу Лондону представления. варяг пишет: Ну признают они его ,и что? Если не признают(как в реале) внутри Китая ? Дык... ВНУТРИ не признали потому, что не признали САСШ и БИ. А то поджала бы хвосты вся демократическая оппозиция. Просто наши англосаксонские "друзья" уже тогда предпочли Гоминьдан. варяг пишет: бриты и янки не единственные великие державы,которые имеют интересы и владения в Китае или около него. Веса не те. У франков Индокитай и мысли лишь о том, как его удержать. То же у немцев про Циндао. Русских вааще вышвырнули (это про реал). А японцы тогда, как активный игрок, посчитали, что Император-генерал у власти опаснее для них чем демократы. И тож поставили на Гоминьдан. Но сейчас Япония - НЕ активный игрок... варяг пишет: Так в глазах монархистов Юань будет самозванцем,поскольку в АИ есть император и гос-во ,где он у власти. Тем вернее ему нужно уничтожить и монарха (наследника) и монархистов и Маньчжоу Го. Нет? варяг пишет: глазах республиканцев врагом и предателем,раз решил стать императором. Однозначно. И в итоге это приведет к развалу оставшегося Китая на республиканский юг и имперско-милитаристский центр. НО до серьезной ГВ не дойлет - не дадут БИ и САСШ. варяг пишет: И будет как в реале он амператором 83 дня. При поддержке англосаксов? Неа. Всерьез и надолго. варяг пишет: И помимо внутренних врагов (которые будут в АИ добиваться больших успехов ,коль Юань залезет в Маньчжурию,на всех сил точно не хватит Не хватит? Вот совсем не факт. варяг пишет: ...помрёт скоро. Дык... Нафига ему давать себя отравить? Император, как-никак... Ну, его, мышьяк-то этот.... варяг пишет: противников он и всех не перестреляет А ВСЕХ и не потребуется. МЫ-то знаем, кто его главные враги. варяг пишет: Бриты и амеры точно с Китаем воевать не будут И не собираются. Кстати... Маньчжуры - не китайцы... варяг пишет: решения на 180 градусов принимал быстро Как только ротшильдовские бабки получит - уже не повертится. варяг пишет: Японцы в АИ будут поосторожней с помощниками. Японцы после РЯВ сами - помощники. И работают - за еду. Не... Могут и не работать. Вольному - веревка...

Wizard:

Борисыч: Тока звездочку на орелика поменять... А так - нормально. Хоть и излишне гламурненько... Плюсег Вам...

Wizard: Не отражен вопрос с Екатериной Десницкой. хотелось бы узнать что с ней будет в новых условиях. а то англичанка гадит.

варяг: Борисыч пишет: И... Ни одна Держава на помощь РИ не выступила. Черногория за Державу НИКЕМ не считалась. Токио даже не делал по этому поводу Лондону представления. Если брать АИ не совсем так. Германия то активно поддерживала дипломатические,материально. А вот бриты японцам помогали ...в кредит. Борисыч пишет: Дык... ВНУТРИ не признали потому, что не признали САСШ и БИ. А то поджала бы хвосты вся демократическая оппозиция. Просто наши англосаксонские "друзья" уже тогда предпочли Гоминьдан. И сейчас не признаю,поскольку не их выбрали ,а Шикая узурпатора и предателя революции. Оппозиция то демократическая,но с хорошей степенью национализма. Получается оплоты мировой демократии,поддерживают монархиста,который собирается на деньги оплотов демократии вешать китайских демократов. Неплохая тема для серии статей,как в США ,так и в Англии. Борисыч пишет: Однозначно. И в итоге это приведет к развалу оставшегося Китая на республиканский юг и имперско-милитаристский центр. НО до серьезной ГВ не дойлет - не дадут БИ и САСШ. Спорный вопрос дадут не дадут. Они,что две стороны будут контролить ? К бритам есть претензии Тибет, амеры с открытыми дверями своими и миграционной политикой. Или китайцы по добрели к "заморским чертям" ? Борисыч пишет: Как только ротшильдовские бабки получит - уже не повертится. Китайцы,это не наши "борцы за свободу" ,которые готовы жопу лизать демократическим наставникам. Китайцы всегда на своей волне , и с потрохами себя наставникам не сольют. И Шикай не дурик, ему понятно,чьи деньги ,того и музыка. А вот дирижировать он желает сам.

Борисыч: Wizard пишет: Не отражен вопрос с Екатериной Десницкой. хотелось бы узнать что с ней будет в новых условиях. а то англичанка гадит. Сиам - это отдельная линия. Наметки в ТЛ есть, но пока - только реперы. В перспективе это наш БХ, на которого и будем опираться при занятии Аннама... Так что "катя и принц" - все это неизбежно в МПВ2. Кстати, Олег, Вы в свое время выкладывали инфу еще по одной из наших девушек-медсестер Маньчжурской армии. Напомните, плиз, чтоб долго не рыться...

Борисыч: варяг пишет: Если брать АИ не совсем так. Германия то активно поддерживала дипломатические,материально. А вот бриты японцам помогали ...в кредит. Аналогично и в реале. варяг пишет: И сейчас не признаю,поскольку не их выбрали ,а Шикая узурпатора и предателя революции. Оппозиция то демократическая,но с хорошей степенью национализма. Получается оплоты мировой демократии,поддерживают монархиста,который собирается на деньги оплотов демократии вешать китайских демократов. Неплохая тема для серии статей,как в США ,так и в Англии. А что? Статьи можно и в ТЛ отразить. Только вот они ни на что не повлияют. Ибо остановить русских может только реальная сила. Подготовленная и профессиональная. А это - Шикай и его генералы с их войсками. Ну и при условии дипподдержки и финансовой от англосаксов, конечно... варяг пишет: Они,что две стороны будут контролить ? Само собой. Шикай - английская креатура. Гоминьдан - штатовская... варяг пишет: Или китайцы по добрели к "заморским чертям" ? Нет. Просто кусок страны у них русские оттяпали. А не все остальные... Кстати, про 1900-й год рекомендую почитать. Наши армейцы в Маньчжурии кровушки то китайцам попускали изрядно. Не сравнимо с пекинским походом, кстати... варяг пишет: Шикай не дурик, ему понятно,чьи деньги ,того и музыка. А вот дирижировать он желает сам. Весь вопрос в цене и условиях торга. И в особенностях исторического момента...

Wizard: Мария Добролюбова.

Борисыч: Wizard пишет: Мария Добролюбова. Данке...

Wizard: гомосексуального скандала в придворных кругах Германии, известное как дело Хардин--Эйленбург. Скандал длился весь год. Общественность и пресса положительно отреагировали на известие об отставке Гольштейна. Тот, однако, отнюдь не смирился с судьбой. Более того, он стал опасен, поскольку терять ему теперь было нечего. Даже Бисмарк в свое время его побаивался — этот подчеркнуто скромно державшийся чиновник слишком много знал, его, считал первый канцлер рейха, следует держать под присмотром. Теперь, выпущенный на волю, он, как гиена, рыскал в поисках виновника своего падения, чтобы напасть, укусить или сгрызть. Филипп Эйленбург сравнивал Гольштейна со злобным псом, которого нужно держать на цепи. Автор этого нелестного для «серого кардинала» сравнения и стал первым объектом его ярости. 1 мая Гольштейн отправил Эйленбургу письмо, в котором содержались и такие строки: «Я ныне свободный человек, могу не сдерживать своих чувств и отнестись к Вам так, как того заслуживает презренная личность Вашего типа». Первоначально Гольштейн имел в виду дуэль: он был отличный стрелок. Эйленбург отказался принять вызов. Гольштейн сообщил публицисту Максу Гардену о противоестественных наклонностях Фили. Гарден отнесся к услышанному с недоверием и скептически: «Неужели у нас и вправду нужно быть извращенцем, чтобы сделать карьеру? Неужели позициям нашего государства угрожают несколько голубых? При всем уважении к Вам, не могу разделить такого мнения». Тогда Гольштейн упомянул о связи Эйленбурга с французским дипломатом Раймоном Леконтом. Гарден, сообразив, что именно таким образом может происходить утечка государственных тайн, заинтересовался. Гольштейн был не единственным источником, от которого Гарден получал подобную информацию. Подозревали, что с ним делится информацией родная сестра Вильгельма, Шарлотта Мейнингенская. Многие считали, что за кулисами всей кампании стоял не Гольштейн, а Бюлов, желавший таким образом отделаться от человека, который устроил его политическую карьеру и соответственно, по логике вещей, мог ее и расстроить. Бюлов и Эйленбург были некогда «как брат с сестрой» — этот факт также числился в досье Гольштейна. Во всяком случае, сам Вильгельм был твердо уверен, что желание дискредитировать Эйленбурга исходило от канцлера, и что тот действовал отнюдь не из благородных мотивов. Бомба взорвалась не сразу. Лишь спустя год начатая Гольштейном кампания стала приносить реальные результаты. Первый намек на гомосексуальный характер Либенбергского кружка появился в «Вельт ам зоннтаг». Статья, озаглавленная «Камарилья извращенцев», обвинила Эйленбурга и его дружков в организации отрешения Каприви от должности канцлера. В номере от 27 апреля гарденовская «Ди цукунфт» прямо провела параллель между Эйленбургом и такими известными в высшем свете гомосексуалистами того времени, как принц Фридрих Генрих и принц Монакский. 26 мая баронесса фон Шпитцемберг, которая дружила с Гольштейном, записала в дневнике: в отставку подал Тютю Мольтке, которого обвинили в аморальном поведении, вскоре его примеру последует кузен кайзера Гогенау. Она недоумевала — Эйленбург ведет себя так, как будто волна разоблачений его не касается. По ее мнению, пора его величеству как-то высказаться. Или он сам замешан? Кронпринц в своих мемуарах утверждал, что выпавшая на его долю задача — познакомить отца со статьями в «Ди цукунфт» и раскрыть ему правду о его ближайшем приятеле — была самой трудной из всех, которые ему до тех пор пришлось выполнять. Он писал, что решил взять на себя эту миссию совершенно самостоятельно, однако содержание письма Чиршки Монтсу от 18 апреля показывает, что это не совсем так. В письме говорится: «Бюлов не желает открыть Его Величеству глаза на Фили. Несмотря на просьбы кронпринца, он отказывается это сделать». Так же повел себя и глава военного кабинета кайзера Хюльзен. Отсюда следует, что и Вилли Два не пылал желанием взять на себя роль гонца, принесшего неприятные новости. Подтолкнуть его на этот шаг было в интересах тех, кто желал, чтобы Германия проводила агрессивную внешнюю политику. Удобный случай представился во время визита кронпринца в Мраморный дворец. Сын пригласил отца прогуляться по парку, где и ввел его в курс дела. «Никогда не забуду лица отца — в нем отразились растерянность, испуг, отчаяние», — пишет Вильгельм Младший. Кайзер не очень убедительно объяснил всплеск чувств: «моральная чистота» Вильгельма не позволяла ему раньше даже подумать о подобных вещах, отсюда и такой шок. Конечно, возможно, что, имея богатый и разнообразный опыт половых связей с особами противоположного пола, он никогда прямо не сталкивался с феноменом однополой любви. Но не знать-то о распространенности гомосексуализма в Германии он никак не мог. В обществе господствовала жесткая сегрегация по принципу пола (чисто мужскими учреждениями были школы, университеты, казармы), надо было быть слепым, чтобы не обнаружить по крайней мере признаков наличия гомосексуальных связей. Проявленная кронпринцем смелость в разговоре с отцом на столь щекотливую тему стала достоянием общественности и повысила его популярность. Когда он появлялся на улицах города, его встречали приветственными криками, кайзера же — мрачным молчанием. Надо сказать, сексуальные наклонности Эйленбурга совершенно не отражались на его манере поведения или внешности — в нем не было ничего женственного. Он вел внешне абсолютно обычную жизнь. В школьные годы у него был друг по фамилии Шере, и одноклассники шутили, что его фамилия (в переводе «ножницы») символизирует «неразлучность» этой пары. Возможно, шутка содержала и некий намек на особую близость их отношений. В студенческие годы он был окружен друзьями, среди них были гомосексуалисты, но далеко не все. Один из его приятелей молодости, Аксель фон Варнбюлер, знал о нем, можно сказать, всю подноготную, но на прямой вопрос, был ли его друг голубым, не мог определенно сказать ни да, ни нет, хотя подозрения у него вроде бы были. После обручения с Августой Зандельс Эйленбург написал Варнбюлеру нечто довольно невнятное: «Я тот же, что и был, все совершенно в норме, никаких глупостей». По словам Гардена, Эйленбург представлял собой тип «поздне-романтического мечтателя с нездоровой психикой». Имело место своеобразное расщепление личности: с одной стороны — брак, дети, семья, с другой — «дружеские» связи с лицами своего пола, нечто, мол, совершенно особое, более высокое, чем простой секс. Уже после начала скандала он попытался объяснить все это в одном из немногих сохранившихся писем к Мольтке (оба тогда же предали огню материалы своей переписки. Уничтожил свою корреспонденцию и французский участник скандала Леконт.). Язык письма очень сложен и туманен — видимо, автор пытался зашифровать свои мысли, но кое-что понять можно. Вот характерный отрывок из этого письма: «Когда это новейшее воплощение нынешнего века по фамилии Гарден нападает на нашу природу, грубо срывает покровы с наших идеалистических мечтаний, выставляет на позор и поругание те формы наших мыслей и чувств, которые для нас всегда были чем-то естественным и само собой разумеющимся — то это над нами холодно смеется, палачески расправляется с нами не он лично; нет, против нас восстал весь этот нынешний век… С точки зрения новых понятий о чувственности и любви мы — существа слабые, нездорово слабые… Семья, искусство, дружба и все наши идеалы — это для нас не имело ничего общего с чувственным миром, в котором порой присутствовало и то, что мы сами считали грязным, хотя, возможно, это грязное порой довлело над нами в том взаимообщении, которое составляет ткань человеческого общества». Далее он говорит о неких «провалах за гранью сознания», когда идеальная, романтическая любовь вдруг превращается в нечто сугубо земное. Увы, обвинение сумело продемонстрировать изнанку этой романтической риторики — перед судом в качестве свидетелей предстали не утонченные аристократы, а молочник Ридель и лодочник Эрнст — истинные «провалы за гранью сознания» князя, придворного и ближайшего наперсника кайзера. Оказалось, что Эйленбург любил совращать молодых матросов (в числе его жертв были члены экипажа кайзеровской яхты «Гогенцоллерн»), а также имел обыкновение выступать в качестве сутенера, поставляя живой товар своим приятелям. Полицейские досье на него были заведены в Ольденбурге, Мюнхене, — там он был активным участником кружка эстетов графа Шака, — в Штарнберге, Штутгарте и Вене. Говорили, что Гольштейн однажды опознал Эйленбурга и Мольтке, когда те, переодетые матросами, развлекались в одной из низкопробных берлинских пивных, называя себя Краузе и Гофманом. Каждый раз, когда Гольштейну что-то требовалось от того или другого, ему было достаточно вслух сказать «Краузе» или «Гофман» — и он получал, что хотел. К высшему обществу принадлежали и многие другие гомосексуалисты — француз Леконт, кузен Вильгельма Гогенау, Иоганнес фон Линар, консультант кайзера по вопросам «вин, шампанских, коньяков и табака». Они были разоблачены в ходе скандальных процессов, начавшихся в этом году. Фон Линар был осужден на каторжные работы. Приятель Эйленбурга Ян фон Вендельштадт покончил жизнь самоубийством. Однако эти люди не были постоянными участниками Либенбергского кружка. В поместье Эйленбурга люди приезжали главным образом для того, чтобы днем поохотиться, а вечером поиграть в карты. Вильгельма там привлекала художественно-литературная атмосфера, которая давала ему возможность отдохнуть от того спартанского образа жизни, который он сам для себя избрал. Театрализованные представления и фарсы с переодеваниями не были частью ритуала, характерного для людей нетрадиционной сексуальной ориентации, — это была попытка развлечь скучающего монарха. Кое-кто в Германии был уверен, что Вильгельм не смог избежать искушения попробовать нетрадиционного секса. Другие придерживались того мнения, которое сформулировал автор сборника дворцовых сплетен: «У Вильгельма были серьезно атрофированы способности что-либо видеть вокруг себя и здраво судить о качествах окружающих его людей, и это — самая мягкая оценка». Первые слухи о сексуальных подвигах Эйленбурга появились еще в ноябре 1906 года. Во всяком случае, именно тогда Дейзи Плесс записала в своем дневнике: с ним «ни один приличный человек не заговорит и тем более не пойдет к нему домой! О причине можно догадаться — это очень распространенное явление в Германии». Из Вены «Урановы братья» послали Вильгельму письмо, называя его там «своим дорогим собратом». В тексте вроде бы были такие строки: «Мы продолжаем поиски в анналах истории, дабы укрепиться в уверенности, что, подобно Вашему великому предку и его бессмертному другу Вольтеру, Вы — один из нас». Под «великим предком» имелся в виду Фридрих II, но столь лестное сравнение в данном контексте вряд ли порадовало кайзера. Во время «дела Котце» нечто подобное распространял источник под псевдонимом Филанус. Кстати, что бы ни говорила Дейзи Плесс, а Германия, по крайней мере в прошлом, этим пороком не славилась. В Испании есть стишок, показывающий представления о распространенности гомосексуализма в различных странах Европы. «В Испании этим занимаются знатные люди, во Франции и в Австрии — очень знатные, в Германии — мало кто, в Италии каждый». В отношениях между Вильгельмом и Эйленбургом давно уже наступило охлаждение. Последний проявил себя неплохо в качестве посла при венском дворе, завел полезные знакомства, установив, в частности, дружеские отношения с актрисой Катариной Шратт — особой, приближенной к императору Францу Иосифу. Однако в 1901 году после инцидента с банщиком, который решил его пошантажировать, и последовавшего в этой связи откровенного разговора с Гогенлоэ и Гольштейном он принял мудрое решение — во избежание дальнейшего развития скандала уйти с поста посла, затем оставил и дипломатическую службу. С 1902 года он был частным лицом. Его коллега по МИДу Бернсторф в своих мемуарах дал высокую оценку профессиональным качествам Эйленбурга: «Как политик это был человек очень способный, он неоднократно оказывался полезным в улаживании некоторых щекотливых проблем, имевших место в конце прошлого века». В качестве мотивов его отставки назывались нежелание подвергаться клеветническим нападкам, плохое состояние здоровья и общее истощение организма. Вильгельм все еще продолжал время от времени наезжать в Либенберг, но это случалось все реже и реже. Граф Хюльзен-Хезелер, ставший в мае 1901 года шефом военного кабинета кайзера, терпеть не мог Эйленбурга и, вероятно, сумел повлиять на кайзера. Впрочем, по мнению Маршалля фон Биберштейна, Эйленбург не оставлял попыток вмешательства во внешнеполитические дела, и порой ему это удавалось — Биберштейн возложил именно на него ответственность за танжерский фарс. В 1906 году Германия потерпела дипломатическое фиаско на конференции в Мадриде, где обсуждался марокканский вопрос. Националист Гарден требовал крови виновников — с подачи Гольштейна козла отпущения он нашел в Эйленбурге. Впрочем, петля у него на шее затянулась не сразу. В статьях «Ди цукунфт» упоминалось имя Куно Мольтке. Генерал отреагировал тем, что 6 июня подал на издателя в суд за клевету. Гардена это не смутило — он, вероятно, был в курсе, что некий Аксель Петерсен пригрозил предать гласности разоблачительные материалы, относящиеся ко времени пребывания Мольтке в качестве военного атташе в Вене. В ходе процесса самой большой сенсацией стали показания бывшей жены Мольтке — озлобленная дамочка много всякого наговорила, в частности и об отношениях между ее экс-супругом и Эйленбургом. 29 октября был объявлен приговор — Гарден был оправдан, Мольтке должен был оплатить судебные издержки. Гольштейн торжествовал. От Шимана Аксель фон Варнбюлер узнал, что кайзер воспринял весь этот скандал очень тяжело: «По временам он был в печали, иногда — в ярости, а порой просто-таки впадал в отчаяние». Бывали моменты, когда он, казалось, может упасть в обморок. 7 ноября начался новый процесс. На этот раз в роли истца выступал сам канцлер, а в качестве ответчика — редактор журнала гомосексуалистов «Дер ейгне» Бранд, который поместил на страницах издания статью, где говорилось о нетрадиционной сексуальной ориентации Бюлова. Это была полнейшая чепуха: Бюлов был строгим ревнителем нравов; в мемуарах он писал о своем «отвращении к малейшим отклонениям от нормальности» и этим, кстати, объяснял свой отказ отменить закон, направленный против гомосексуализма. Тем не менее суд счел необходимым вызвать Эйленбурга в качестве свидетеля. В конечном счете иск Бюлова был удовлетворен Бранд получил полтора года заключения. Однако для Эйленбурга этот процесс стал началом конца. В «Ди цукунфт» появилась серия статей с грозными предупреждениями в его адрес — он должен немедленно прекратить давать свои советы кайзеру, а иначе ему не поздоровится… Вильгельм через третьих лиц задал Эйленбургу вопрос о том, как он собирается отвечать на выдвинутые против него обвинения. Эйленбург ответил обращением к прокурору Укермарка (в этом округе было его имение) — пусть тот займется расследованием его личных дел. Тот, разумеется, никакого компромата не обнаружил. Однако Гарден не желал оставить свою жертву в покое. Внешне все развивалось по тому же сценарию, как и в истории с Оскаром Уайльдом, которая до основания потрясла поздневикторианскую Англию. Известную параллель можно найти и в том, что оба обвиняемых были натурами творческими. Но имелись и принципиальные отличия. Уайльд не был близок ко двору, и, конечно, эйленбурговские «Песни скальдов» и «Розы», несмотря на неоднократные переиздания (общим числом около трех сотен!), не выдерживают никакого сравнения с шедеврами англичанина — «Портретом Дориана Грея» или «Как важно быть серьезным». Самое главное — процессы над Уайльдом не имели каких-либо политических последствий, тогда как «дело Эйленбурга» вместе со скандальным интервью Вильгельма «Дейли телеграф» привели к падению кабинета, а кайзер изменил свою роль в управлении государством. «Граф Трубадур» сначала хотел привлечь Гардена к суду за клевету. Бюлов утверждал, что он лично отговорил Эйленбурга от этой идеи. Вопрос: когда он мог это сделать? Кажется, они не встречались со времени процесса над Брандом. Это не единственное противоречие в трактовке той роли, которую канцлер сыграл в судьбе своего прежнего благодетеля. Есть версия, согласно которой только во время упомянутого процесса до Бюлова впервые дошли слухи о неестественных наклонностях Эйленбурга и графа Гогенау. Это абсурд — об их наклонностях речь шла в служебной записке, составленной самим Бюловом еще за несколько лет до описываемых событий. Сам он с целью отвлечь внимание от собственной персоны обвиняет Макса Фюрстенберга за то, что тот настроил кайзера против своего старого приятеля. Между тем, по мнению многих, именно Бюлов был режиссером направленной против Эйленбурга кампании. Посол в Риме граф Монте отмечает, что «определенные тенденции», характерные для Эйленбурга, не только были предметом всеобщего обсуждения — в отделе печати МИДа на него было заведено специальное досье! По его данным, и сам Гарден признавал, что за кулисами скандала скрывалась фигура канцлера, который считал, что Эйленбурга надо убрать, пока тот не убрал его. Гофмаршал Цедлиц полагал, что Бюлов вообще несет единоличную ответственность за разразившийся скандал: «У него были для этого личные мотивы. Если бы он убедил Эйленбурга остаться за границей, никакого скандала бы не случилось. Такого опасного лжеца мир не видел со времен Чезаре Борджиа». Полученный Гарденом компромат базировался на материалах, относящихся к 80-м годам XIX века. Даже в досье дотошной берлинской полиции после 1888 года на Эйленбурга не нашлось ничего серьезного. Он либо стал более осторожным, либо изменил своим привычкам. Воспоминания Бюлова не заслуживают особого доверия, но даже он отмечает, что из 145 вызванных свидетелей показания против Эйленбурга дали только двое. Речь шла, по всей видимости, о Якобе Эрнсте и Георге Риделе. Последний показал, что впервые встретил Эйленбурга, в то время прусского консула в Мюнхене, в 1882 году, когда ему было 19 лет. В лодке, которой управлял Эрнст, Эйленбург угощал его вином и склонял к развратным действиям. Потом он потребовал, чтобы оба простолюдина занялись «этим» друг с другом в его присутствии. Личность Риделя позволяла усомниться в правдивости его признаний, но рассказ второго свидетеля — Эрнста — убедил даже скептиков. Простой рыбак-лодочник из Штарнберга трижды приезжал в Либенберг и получил от прусского дипломата в общей сложности не менее 12 тысяч марок. Они часто оставались наедине — о близости их отношений свидетельствовал и тот факт, что Эйленбург, узнав, что отец Эрнста умирает от рака, поспешил в Штарнберг — утешить «любимого». Подозревали, что в связи с Эйленбургом состоял его личный секретарь Карл Кистлер, служивший у него с 1887 года. Он был хорошим рисовальщиком и музыкантом. Кистлер был спутником своего патрона в его лодочных экскурсиях — иногда один, иногда вместе с Эрнстом. Между тем в Германии осенью «дело гомосексуалистов» приняло неожиданный оборот. По требованию прусских властей суд вернулся к пересмотру иска Мольтке к Гардену. В качестве свидетеля вновь был вызван Эйленбург. В первый, но отнюдь не в последний раз он выступил с категорическим отрицанием факта нарушения с его стороны статьи 175-й Уголовного кодекса, каравшей за педерастию. «Я никогда не имел никакого отношения к этой мерзости», — заявил он. Возможно, в данном случае он воспользовался несовершенством буквы закона — дело в том, что в случаях, когда речь шла не об изнасиловании, обвинение на основании статьи 175-й доказать было очень трудно, если вообще возможно. Кроме того, согласно смыслу статьи, преступлением считался только анальный секс, которым занимаются далеко не все гомосексуальные пары. Обнаружились, наконец, явные противоречия и слабые места в показаниях супруги Мольтке на прошлом процессе. 5 января 1908 г. был оглашен приговор: репутация Мольтке была признана «чистой и незапятнанной», а Гарден получил четыре месяца каторжных работ.

варяг: Борисыч пишет: Аналогично и в реале. Александр Борисович ! Всё таки Германия в АИ была поактивней реала. Борисыч пишет: А что? Статьи можно и в ТЛ отразить. Только вот они ни на что не повлияют. Ибо остановить русских может только реальная сила. Подготовленная и профессиональная. А это - Шикай и его генералы с их войсками. Ну и при условии дипподдержки и финансовой от англосаксов, конечно... Про силу правильно сказанного слова ,можно спорить долго. Но,правдолюбцы и конкуренты всегда на чеку. Про профессионализм Шикая,его генералов,войск тоже спорный вопрос. Гонять новосозданые республиканские войска Юга, эо всё же не действия против регулярной армии. Борисыч пишет: Нет. Просто кусок страны у них русские оттяпали. А не все остальные... Кстати, про 1900-й год рекомендую почитать. Наши армейцы в Маньчжурии кровушки то китайцам попускали изрядно. Не сравнимо с пекинским походом, кстати... Ну остальные тоже себя не обидели японцы Формоза, бриты Гонконг, Тибет, таможня, и у тех и у других боксерская контрибуция. И русские заняли Маньчжурию ,против которой и боролись демократические китайцы. Да,сохранили монархию,но не в Пекине. И Шикай знает об 1900 годе, может даже примерно о кол-ве войск у России на ДВ,может о мобилизационных резервах ДВ и Сибири,о пропускной способности Трансиба. Борисыч пишет: Весь вопрос в цене и условиях торга. И в особенностях исторического момента... А исторический момент в том,что Россия 1. просто так не отдаст Маньчжурию 2. и если потеряет всё равно будет себе её возвращать. Т.е Шикай подставляется под Россию сейчас и потом

Борисыч: Спасибо, Олег. Полезная инфа. Но Wizard пишет: Воспоминания Бюлова не заслуживают особого доверия Вот это не бесспорно. Чел писал их зная, что умирает. Обычно в такой ситуации торжествует правда... И по ряду моментов скандала Гольштейн-Эйленбург у него иные оценки и выводы. А в целом - очень полезный материал...

Борисыч: варяг пишет: Про профессионализм Шикая,его генералов,войск тоже спорный вопрос. Гонять новосозданые республиканские войска Юга, эо всё же не действия против регулярной армии. Дык... Проблема-то вся в том (для англосаксов) что НИКОГО другого с более высоким уровнем военного "качества" просто нет! Выбирать не из кого... варяг пишет: Всё таки Германия в АИ была поактивней реала Да. Но тем не менее "за черту" не заступила... варяг пишет: Ну остальные тоже себя не обидели японцы Общепринятая "державами" схема "компенсаций"... варяг пишет: Шикай знает об 1900 годе, может даже примерно о кол-ве войск у России на ДВ,может о мобилизационных резервах ДВ и Сибири,о пропускной способности Трансиба. Знает. И не собирается с ней воевать. Его цель - Пу И и Чун. Схватить, убить - это без разницы. Он не собирается закрепляться на территории Маньчжоу Го. А целостность остального Китая будет гарантирована САСШ и БИ... Нет, конечно, если русские будут долго запрягать или переворот в Питере удастся, тогда, конечно, можно и посесть в Маньчжурии, но, повторюсь, для Шикая это не главное... варяг пишет: исторический момент в том,что Россия 1. просто так не отдаст Маньчжурию 2. и если потеряет всё равно будет себе её возвращать. Т.е Шикай подставляется под Россию сейчас и потом Повторюсь, если переворот в Питере удастся - то как раз все наоборот. А если нет - уйдет проведя зачистку и ликвидировав угрозу реставрации - и дело с концом.

варяг: Борисыч пишет: Дык... Проблема-то вся в том (для англосаксов) что НИКОГО другого с более высоким уровнем военного "качества" просто нет! Выбирать не из кого... Вот! И поэтому, этот момент не могут не учитывать АИ Николай 2 и его новое окружение. И должны быть в какой-то степени быть готовы или готовиться. Борисыч пишет: Знает. И не собирается с ней воевать. Его цель - Пу И и Чун. Схватить, убить - это без разницы. Он не собирается закрепляться на территории Маньчжоу Го. А целостность остального Китая будет гарантирована САСШ и БИ... Нет, конечно, если русские будут долго запрягать или переворот в Питере удастся, тогда, конечно, можно и посесть в Маньчжурии, но, повторюсь, для Шикая это не главное... Захватить их он может только изнутри. Извне могут успеть спрятать. За 7 дней успеет ? Борисыч пишет: Повторюсь, если переворот в Питере удастся - то как раз все наоборот. А если нет - уйдет проведя зачистку и ликвидировав угрозу реставрации - и дело с концом. Нет не с концом ! Трудно сказать насколько Шикай следил за мировой политикой. Но, после предложения о его "прокачке" он должен понимать,что в будущей большой в войне он должен готовиться к встрече с 500 тысячной армией русских( плюс маньчжуры, монголы и т.д.) в застенном Китае, забыть о возвращении под власть Китая , Маньчжурии,Монголии и Восточного Туркестана. Согласитесь выбор более,чем серьёзный

Wizard: Поправка сенатора Генри Кэбота Лоджа к Доктрине Монро. 1912 год Постановили, что в том случае, когда любой порт или иной объект на американских континентах расположен таким обратом, что его оккупация в военно-морских либо военных целях может угрожать коммуникациям или безопасности Соединенных Штатов, Правительство Соединенных Штатов не может не рассматривать без серьезной озабоченности владение таким портом или иным объектом какой-либо корпорацией или ассоциацией, которая имеет с другим, не американским, правительством, такие отношения, которые предоставляют этому правительству практическое право контроля в национальных интересах. Настоящая резолюция основывается на общепризнанном принципе государственного права более старого, чем доктрина Монро. Она основывается на принципе, предусматривающем, что любое государство имеет право защищать собственную безопасность, в том случае, если оно полагает, что обладание иностранной державой в военных или военно-морских интересах конкретной гаванью либо объектом нарушает безопасность страны, его обязанностью, а также его правом является предотвращение этой опасности. В качестве примера того, что я имею в виду, я упомяну протест, заявленный Германии по поводу оккупации ею порта Агадир в Марокко. Англия заявила протест на основе того, что этот акт нарушил ее коммуникации в регионе Средиземного моря. Ее точку зрения разделяли и основные европейские державы, и таким образом была предотвращена оккупация данного порта. Это тот самый принцип, на котором основывается настоящая резолюция. Резолюция вызвана необходимостью изменить существующие условия, при которых, в случае если правительство не предпримет никаких действий, некая корпорация или ассоциация, находящаяся под контролем иностранного государства, может овладеть важным объектом. Доктрина Монро была, конечно, развитием в наших собственных интересах такого основополагающего принципа, как право каждого государства обеспечить свою собственную безопасность. Доктрина Монро, как мы все знаем, применялась лишь в случаях овладения территорией, подвергавшейся дальнейшей колонизации, и, естественно, не касалась конкретно данной проблемы. Однако, если бы не было доктрины Монро, обладание гаванью, подобной бухте Магдалена, ставшее причиной настоящей резолюции, по-моему, вызвало бы необходимость сделать иное-то заявление, касающееся случая, когда оказывается замешанной какая-либо корпорация или ассоциация. В данном случае из расследований, предпринятых комитетом и администрацией, выяснилось, что в захвате бухты Магдалена не было замешано ни одно правительство. Однако стало также известно, что лица, контролировавшие мексиканскую концессию, которая включала земли вокруг порта Магдалена, вступили в переговоры, которые еще не завершились договоренностью и носят лишь предварительный характер, предполагают передать эту бухту и окружающие ее земли некой корпорации, которая основана либо уполномочена иностранным правительством или же акции, которой в значительной степени принадлежат или контролируются иностранцами. Принятие этой резолюции, по единогласному мнению членов комитета, как я полагаю, соответствует интересам мира. Представляется всегда правильным заблаговременно обнародовать позицию страны касательно вопроса такого рода и предотвратить возникновение ситуации, когда может появиться необходимость потребовать от дружественной державы отступить, когда такое отступление, возможно, нельзя будет предпринять, подвергаясь унижению. Данная резолюция является просто политическим заявлением, конечно связанным с доктриной Монро, но не обязательно зависимым от нее и являющимся ее следствием. По получении информации я сделал заявление по поводу положения дел в бухте Магдалена, ставшее основанием для резолюции о проведении расследования и приведшее сейчас к дальнейшим действиям комитета. Комитет счел исключительно разумным сделать это политическое заявление именно сейчас, когда оно никого не оскорбит и разъяснит позицию Соединенных Штатов. Разумеется, мне нет нужды сообщать Сенату, что открытие Панамского канала придает проблеме бухты Магдалена и вопросу о Галапагосских островах, который уже однажды или дважды рассматривался, важность которой эти вопросы ранее не имели, и я считаю крайне желательным с точки зрения общих интересов, чтобы эта резолюция получила одобрение Сената.



полная версия страницы