Форум » ЯПОНО - РУССКАЯ ВОЙНА. » МПВ II ("Мир Прорвавшегося "Варяга"-2) (продолжение) » Ответить

МПВ II ("Мир Прорвавшегося "Варяга"-2) (продолжение)

Борисыч: МПВ II ("Мир Прорвавшегося "Варяга"-2) Ссылка на текст: http://webfile.ru/5611766 тема "живет" на ФАИ (раздел МПВ II в "Альтернативных мирах") http://fai.org.ru/forum/index.php?showforum=164 и на моей страничке на Самиздате http://samlib.ru/c/chernow_aleksandr_borisowich/odissejawarjaga.shtml

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 All

St.Gipsy: Борисыч пишет: 895. РИ. Начато сооружение ЖД Новосибирск-Барнаул-Павлодар-Экибастус-Петропавловск 24.06.06. В Акмолинск заворачивать будем??

Борисыч: А надо?

варяг: St.Gipsy пишет: В Акмолинск заворачивать будем?? Надо не заворачивать,а строить Петропавловск -Акмолинск- Караганда- Верный (Алма-Ата) как и в реале строили. Оттуда на Джезказган ветка и Балхаш. В Верном соединение с Турксибом, и от Верного ветка через Чу на ж\д Ташкент -Оренбург

St.Gipsy: Поддерживаю Варяга.

Борисыч: Ладно... Полез в карты.... Целину и так и так подымать надо....

варяг: Борисыч пишет: Ладно... Полез в карты.... Целину и так и так подымать надо.... Ну как не сильно я ошибся ? Целина моя Родина ,я в 160 км от Акмолинска, Целинограда, Астаны родился и рос. Целину пока не стоит трогать. Земли и так вполне. А вот кочевое скотоводство можно и усилить,мясокомбинаты,тушёнка, коневодство.

Программист-любитель: варяг пишет: Ну как не сильно я ошибся ? Целина моя Родина ,я в 160 км от Акмолинска, Целинограда, Астаны родился и рос. Целину пока не стоит трогать. Земли и так вполне. А вот кочевое скотоводство можно и усилить,мясокомбинаты,тушёнка, коневодство. И вообще, зачем ее распахивать? на ДВ земли..., в Сибири, а уж в Златороссии... хоть виноградники сажай. Не трогай целину. развивай там то хозяйство, которое свойственно краю и не сажай КУКУРУЗУ

Борисыч: Блин... Кукуруза это сильно... Нокаут... Но. Вопрос.... Хлопок где сажать будем? А по казахской степи... Нужно СЧИТАТЬ. Какое поголовье и какой скотины она может прокормить. Нам лошадок артиллерийских и драгунских нужно дофига. И молочное стадо. И барашек... А хрюшек промышленно пусть гансы в Польше разводят! Мы им льготы дадим под это дело... Чтоб с АРОМАТОМ.... (Брррр... Какая я редиска....)

Беловчанин: Тут посадим хлопок. Повелители хлопка живут в Лимане К традиционным словосочетаниям "астраханские арбузы, помидоры и рыба" уже сегодня можно добавить сенсационное - "астраханский хлопок". Но прежде чем слово было произнесено, астраханским хлопководам пришлось не один пуд соли съесть, не раз впадать в отчаяние, но снова и снова браться за дело. Зато теперь они вправе сказать: "Мы победили!" Кризис в арбузной империи Да, видали астраханские солончаки и золотые деньки. В 1990 году один Лиманский район выращивал 38 процентов всех российских и 50 процентов астраханских арбузов. 260 тысяч тонн лиманского арбуза поедали от тайги до Британских морей советские граждане, в помощь им - шведы с финнами. Да еще и не хватало. В районе было 20 тысяч гектаров орошаемых земель. На них ежегодно вызревало 10-11 тысяч тонн овощей, скотина нагуливала по пять тысяч тонн мяса, надаивали по 12 тысяч тонн молока. В сельском хозяйстве работали до 3 тысяч лиманцев да еще завозили до десяти тысяч сезонников на прополку-уборку. Казалось, воткни в эту выжженную землю палку - и та заплодоносит. Но вот стоит ли? Именно этот вопрос встал перед лиманцами в 1991 году, потрясшем россиян открытием, что все имеет свою цену. Первый вал этого экономического урагана принял на себя глава администрации Лиманского района Павел Степанович Тарасов. В течение нескольких месяцев цветущая экономика района рушилась, как карточный домик. Павел Степанович, моряк, просоленный каспийскими ветрами, с молоду был приучен крепко держаться на ногах, как бы ни штормило за бортом. Родился в Лиманском районе, в маленьком русском селе Кряжевое. Окончил рыбтехникум и стал ходить на рыболовном судне "Алма-Ата" в море за килькой. Тогда и постиг науку: не бойся ветров, не виляй - держись крепко выбранного курса, только так и выплывешь. Потом, где бы ни работал: выращивал рыбу, руководил колхозом и районом, - науку эту не забывал. Шторм 1991 года был, пожалуй, самым жестоким для Тарасова и всего его района. Удар был нанесен в самое больное место районной экономики, по самой прибыльной арбузной отрасли. - Если взять сегодня арбуз, - говорит Павел Тарасов, - то получается, что на самом юге России наш арбуз по себестоимости неконкурентоспособный с арбузом, скажем, саратовским или волгоградским. Потому что они там выращивают не поливая. И расстояние до промышленных центров, до потребителя ближе. И хотя качество нашего арбуза намного выше, чем саратовского, но купцу-то важно купить то, что подешевле. Да еще заморская напасть: везут кораблями тысячи тонн турецких дешевых арбузов. Под маркой "астраханского". Он победным маршем шествует по России. А натурального же "астраханца" в Лимане выращивают в 13 раз меньше! Да и то половину его изводят на семена и поставляют в те же бахчесеющие регионы. В рыбной отрасли положение было не лучше. - Добывали 6 тысяч тонн. Рыба самая промысловая: сазан, сом, щука, осетровые. А прибыли никакой, - вспоминает Павел Степанович. - Потому что не была рыба толком переработана. Ее у нас просто никто не брал. Если брали, то за бесценок. Сельское хозяйство трещало по всем швам и, казалось, вот-вот рухнет под натиском всевозможных напастей. - Не успели наши хлеб собрать, а уже канадские пароходы с зерном стоят на рейде в Новороссийске... Под овощи - лук, морковь, кабачки, болгарский перец, томаты - стали засевать лишь 15 процентов площадей. Короче, куда ни кинь - везде клин. Но то, что для некоторых показалось концом, Тарасов воспринял как начало. "Нижняя точка падения - вот та "печка", от которой можно "танцевать". И он начал создавать в районе новую конкурентоспособную экономику. Помогли ему в этом астраханский губернатор Анатолий Гужвин и... счастливый случай. Впрочем, если вдуматься, счастливый случай выпадает лишь тем, кто упорно борется с невзгодами. Павел Тарасов вполне серьезно говорит об этом: - И вот, так уж Богом было предначертано, в 1992 году в Лиманский район приехала семья Фурсовых... Джины приходят в Лиман Сказка об астраханском хлопке начиналась в далекой Туркмении. В самом центре солнечного города Ашхабада жил-был русский ученый-генетик, профессор, заведующий "самой главной кафедрой Туркменистана" - хлопководства, Виктор Николаевич Фурсов. Тут же вырастил и двух сыновей - Василия и Николая. - Мы в Туркменистане развернули такое мощное хлопководство, - с грустью вспоминает Николай. - Семь колхозов у нас было. 7,5 тысячи гектаров засеивали разными сортами. Собирали где-то 35 центнеров с гектара. Причем там, где Кушка, где Екатерина II крест поставила... Каких только высокоурожайных, высокопрочных сортов Фурсовы не вывели на благо своей среднеазиатской родины. Но самым поразительным изобретением явился цветной хлопок с самоопадающими листьями. Теперь ткани можно было не красить, а выращивать сырье уже нужного цвета! Николай защищал диссертацию в Тимирязевской академии как раз по этой сенсационной теме: "Цветное листопадное хлопководство и его промышленное применение". - Туркмен-баши нам сказал: "Вы высокопатриотично выполняли мое постановление..." - вспоминает Николай Фурсов. Но высокопатриотичный профессор Фурсов получал за это зарплату восемь долларов в месяц, Николай, научный сотрудник, - шесть. Но даже не нужда заставила Фурсовых паковать чемоданы. Политика национального самоопределения была воспринята новыми постсоветскими республиками весьма своеобразно. "Лица русской национальности" стремительно становились гражданами "второго сорта". Логике не поддается, но на карту ставилась даже основополагающая отрасль экономики. Хлопок должны были разводить люди, говорящие исключительно на туркменском языке! Знание, опыт, талант старого профессора оказались перед ним ничто. Суверенная страна своему экономическому процветанию предпочла сомнительную национальную идеологию. В результате выиграла Россия. Глава администрации Лиманского района Павел Тарасов ломал голову, по собственному признанию, над тем, "как в этом экономическом море, в этих течениях морских экономике России найти свою нишу". И в это самое время к нему-то и пришел старый профессор с невероятным предложением: выращивать на астраханских солончаках российский хлопок. - Да, никто не делает в России хлопок, а мы сделаем, - уверенно говорил Фурсов. - Это самая денежная, доходная, самая рентабельная культура в мире! Нашим хлопком интересуются все! Наши цветные сорта ворует Израиль! Высевают в Австралии! Украли в Турцию, в Иран. Все богатеют. Пора и нам. Мы можем одеть всех: детей, женщин, мужиков! А как же! А кроме этого - это же масло! А кроме того - это же порох! Это же динамит, толуол, тол, взрывчатка! Нитроклетчатка! Конечно, я за мир. Я - старый человек. Но ведь я офицер, - хитро улыбнулся, - запаса! И вот битый, тертый, опытный хозяйственник Тарасов взял и клюнул на эти речи: "Поверил - и все!" Поддержал его в этой уверенности и астраханский губернатор Анатолий Гужвин. С появлением ашхабадского хлопковода вдруг стал виден свет в конце, казалось, глухого туннеля. Виктор Фурсов перебрался в Астрахань. Из Туркменистана он привез с собой пять тонн книг по хлопководству! Возглавил научно-селекционную работу созданного им ООО "Русский хлопок". Николай - отцу в помощь. Недолго думая, перебрался из Подмосковья в Лиманский район и Василий с семьей. Старший научный сотрудник Института прикладной микробиологии, занимался он молекулярной генетикой, два года отработал во Вьетнаме в Тропическом центре. Новое дело приходилось начинать на голом месте голыми руками. Из оборудования был лишь один старенький "джин", привезенный Фурсовыми из Узбекистана. Справка для несведущих: это механизм для отделения хлопкового волокна от семян, изобретение англичанина Джиннинга. Без него жизнь хлопковода превращается в ад. По данным Павла Степановича Тарасова, в Астраханской области попытки выращивать хлопок предпринимались трижды. С 1918 года, когда еще не пришла сюда коллективизация и не было мощных конкурентов в лице среднеазиатских республик, хлопком занимался частник. В 30-е и 50-е годы хлопком безуспешно пытались заниматься колхозы. На лошадях пахали, руками сеяли, на лошадях культивировали, руками убирали. О никаких "джинах" и слыхом не слыхивали. - Таз дадут нам, норму, и вот всей семьей сидишь и долбишь его, долбишь, - вспоминает бывший колхозник. - Руками выбираешь: ваточку - отдельно в таз, а семечко, которое не распушилося, оно желтенькое - в другую сторону. Все от этой работы шарахались. Везут хлопок на полуторке, смотрят: у кого замок дома? Ага, нет хозяина! Ему быстрее на двор сваливают. Он вернется домой - полон двор работы. А если только кто не взял, тебя щас "к Сталину" пригласят. Ну и боялись. Неудивительно, что лиманцы перспективу вернуться к трудоемкой культуре восприняли поначалу без всякого энтузиазма. Чужаков встретили настороженно: вокруг безработица и безденежье, а тут "понаехали" последнюю копейку у района отбирать. Не хотели верить, что хлопок поможет покончить и с безработицей, и с безденежьем. Это сейчас лиманцы сами просятся в хлопководы - конечно, самая высокая по району зарплата, даже жалуются Тарасову: "А почему Фурсовы в нашу деревню не приехали? Почему в Михайловку? Пусть к нам переезжают!" А тогда... "Здесь и война была. И мордобой. И пальба была, - вспоминает Николай Фурсов. - И "товарищи бандюги", и по-всякому подход искали". По деревням поползли слухи один страшнее другого. Вот сейчас приезжие запьют и всю Михайловку споят. А не запьют, то всех девок переманят. В области многие тоже восприняли хлопковый почин иронически. Один из областных руководителей даже сказал Тарасову: "Ну какой же это профессор, Павел Степанович? Профессора в резиновых сапогах по полю не ходят". Но Тарасов, поддерживаемый губернатором, крепко держался выбранного курса. В 1993 году Фурсовы засеяли первый хлопок. На 68 сотках (для сравнения: сегодня - 500 гектаров).Специальной техники, кроме "джина", не было никакой. Сеяли кукурузными сеялками, выращивали по традиционной технологии, по которой астраханцы растят овощи, убирали вручную. Первые работники не очень еще понимали, что они делают. А кто понимал, мало верил в успех предприятия. Воспринимали как очередной эксперимент. Некоторые и сами были непрочь поэкспериментировать. Одного тракториста Василий Фурсов поймал за руку, когда он в масло подсыпал песок. Другой задался весьма важным вопросом: ворохоочиститель перемолотит кирпич или не перемолотит? И кинул в механизм стоимостью 12 тысяч долларов кирпичину. Василий только вздыхает: "У нас, у русских, много всяких прибамбасов". И все-таки начало было положено. Первый раз засеяли хлопок по туркменской технологии под присмотром туркменского специалиста - получили полное фиаско. Вот второй раз засеяли хлопок - взошел хлопок кустик от кустика за 20 метров, и на каждом кустике даже к сентябрю в лучшем случае открылись одна-две коробочки. Третий раз посеяли - "опять пролетели". "В русском народе говорят: привозные семена - урод, - объясняет Виктор Николаевич Фурсов. - Потому пришлось затратить много времени и усилий на адаптацию этих семян". Уж о цветном хлопке и не мечтали, одна надежда была - найти подходящий скороспелый сорт. Местные жители тем временем тоже привыкали к новой культуре. Многие хлопок и в глаза не видывали, не знали, как к нему подступиться. Первый раз, когда позвали в помощь школьников из ПТУ, они весь хлопок порубили - не отличали его от сорняков. Наконец-то был найден сорт РХ-162, который на лиманских землях дает урожай, сопоставимый с узбекским, - 20-22 ц с га. Были восстановлены большие посевные площади. Был создан коллектив, обучены люди, когда не надо каждому самолично солярку ведром отмерять. И солончаки густо расцвели белыми ватными комочками! - Рынок наш нарасхват, - Павел Тарасов доволен. - Тольятти, Камышин, Московская область, Кинешма, Владимирская область, все: дайте, ради Бога, хлопок! Цены - мировые: 1,2-1,5 доллара за килограмм. Потекли в Лиманский район "живые" денежки. На сегодня уже почти все пятилетние затраты вернулись с прибылью. На 40 процентов увеличилось бюджетное наполнение. А рынок российский оказался на хлопок ненасытен: еще и еще давай. Теперь Тарасов понял: это поле - не простое, а золотое, зароешь в него доллар - пожнешь полтора. Фурсовы в банке кредит взяли под 45 процентов! Любой крестьянин такого не выдержал бы, разорился. А они уже вернули! Зато новый хлопкоуборочный комбайн купили, перерабатывающий завод построили, на котором гудит самый мощный "джин", поставили новые хранилища. Теперь распахать под хлопок собираются 200 тысяч гектаров! Пошла плясать губерния! Даешь астраханский хлопок! Но мысль Виктора Николаевича Фурсова уже простирается далеко за пределы Астраханской губернии. - Хлопок - это не только одежда, - говорит он. - Это сегодня стратегическое сырье. Без хлопка нельзя быть независимой страной в плане обороноспособности. Это сегодня порох, парашюты, корды самолетов... Нельзя становиться в полную зависимость от хлопкопроизводящих стран. Россия должна иметь, она уже имеет свое собственное стратегическое сырье в виде хлопка. Притом прекрасного хлопка. В России десятки тысяч, сотни тысяч гектаров южной зоны: Краснодар, Ставрополь, Калмыкия, Астрахань. Чечня - что они все время воевать будут? Когда-нибудь работать начнут же!В этом году старый профессор в пятидесятый раз в своей жизни засеял хлопок. Жизнь прожита не зря. Победы хлопководов словно пробудили дремлющие силы в остальных отраслях районной экономики. Павел Тарасов теперь может гордиться: - Уже два года у нас и от рыбы есть прибыль. Почему? Если уж говорить по большому счету, если для кого-то 17 августа было катастрофическим моментом и "черным августом", то для нас - белым. Потому что мы сегодня имеем возможность и начали находить рынки сбыта рыбной продукции. Поскольку сегодня цены наши стали конкурентоспособны. Мы за эти годы настроили много холодильников. То есть мы можем морозить и ждать, когда придут нормальные сроки реализации. Сегодня мы налаживаем выпуск и рыбных консервов, и филе, и рыбопродуктов в вакуумной упаковке. И коптим, и вялим. Если раньше в Лимане страдали от отсутствия кормов, а рядом гнили горы арбузов, пущенных на семена, то теперь этими арбузами стали откармливать хрюшек. Коров же перевели на пастбищное содержание. Это как олень или сайгак бегает, сам себе пищу ищет, так и лиманские "крупные рогатые", и овцы. Получается дичина - экологически чистый, рентабельный продукт. Нашел свою нишу и астраханский арбуз. Лиманцы поняли: если вырастить полосатого красавца в начале июня - ему не будет конкурента. Волгоградский или саратовский раньше июля никак не поспеет. Поэтому в Лимане стали выращивать ранний арбуз: под пленкой, в горшках! Встрепенулся и лиманский "частник". Сегодня люди на своих участках выращивают до двух тысяч тонн, главным образом, сверхранних овощей, которые российский рынок поглощает без остатка. - Мы говорим: западный фермер кормит четыре тысячи человек? Но вы поймите, наш может накормить еще больше! - уверен Павел Степанович Тарасов. - Мы можем накормить не только Россию. Мы можем накормить весь мир! Надо только не спать, не впадать в уныние от первой же неудачи, не любоваться своей нищетой и немощью, не уверять нас, что климат у нас не тот, не выставлять шестую часть земли огромным островом невезения. Сколько я повидал районов, впавших в летаргический сон, и глав администраций, не способных решить самую ерундовую проблему, за исключением, пожалуй, строительства собственных особняков. Время ожидания манны небесной прошло. Пример Лиманского района Астраханской области в который раз доказывает мудрость русских пословиц: под лежачий камень вода не течет, а кто рано встает - тому Бог подает. Николай НИКОНОРОВ. Астраханская область

St.Gipsy: Борисыч пишет: Но. Вопрос.... Хлопок где сажать будем? Где и в реале. Вдоль Амударьи, Сырдарьи.

Беловчанин: А в Персии?

Gerhard: Котиков разводить!

Программист-любитель: Gerhard пишет: Котиков разводить!

Gerhard: Зачем их стрелять? Для красоты же!

Программист-любитель: Не, я точна кому то что-то сегодня отстрелю!



полная версия страницы